Челинцева, в северной, более промысловой

Наконец, третий метод
измерения общих затрат времени на все сельско­хозяйственные занятия
подтверждает выводы, полученные двумя первыми методами. Согласно данным,
собранным кадастровыми комиссиями МГИ, в 1850-е гг. в Костромской губернии
избыток рабочей силы, считая только работников-мужчин, достигал 37% от всех
работников, во Владимирской губернии

—  45%.95
Крестьяне-отходники на время страды и сенокоса возвращались домой. По расчету
учрежденной 16 ноября 1901 г. Комиссии по исследованию вопроса о движении с
1861 г. по 1901 г. благосостояния сельского населения среднеземледельческих
губерний сравнительно с другими местностями Европейской России, избыток рабочей
силы в деревне к 1901 г. достигал 79.3% от общего числа работников.96
По подсчетам земских статистиков, в конце XX—начале XX в. один взрослый
работник-крестьянин был занят на сельскохозяйственных работах в Тамбовской
губернии — 73.9 дня в год, в Смоленской и Харьковской — 86.3, в Вологодской
губернии — 88.8.9 Свободное от сельскохозяйственных работ время
крестьяне использовали для занятия промыслами, включая отхожие. Но и с учетом
этого у них оставалось много свободного времени. Так, по подсчету А. Н.
Челинцева, в северной, более промысловой части Тамбовской губернии крестьянин
был занят 148.3 дня в год (из них 43.6% времени на промыслах), в средней части
— 107 дней (30.5% времени на промыслах), в южной — 85.4 дня (14% времени на промыслах).98

Календарный год в жизни
крестьянства традиционно делился на три периода: а) январь—март, б)
апрель—октябрь, в) ноябрь—декабрь. Второй период назывался страдным, потому что
основные сельскохозяйственные работы выполнялись весной и летом. Праздники по
периодам распределялись довольно равномерно, хотя на страдный период
приходилось не только абсолютно, но и относительно немного больше праздников,
чем на первый и третий периоды: 58% общего в году числа рабочих дней и 62%
общего числа праздников. 99 Объясняется это, возможно, тем, что в
страдную пору крестьяне особенно интенсивно работали и сильно уставали, поэтому
им требовалось больше времени на отдых. «Кто близко дело знает и сам участвовал
в исполнении сельского труда, тому хорошо известно, как велика потребность
организма в отдыхе при этом тяжелом, страдном труде, — указывал один
современник. — Такой праздник встречается с великой радостью и не­терпением».100
Интересно отметить, что во время главных сельскохозяйственных работ — при
посеве, жатве, молотьбе и сенокосе — российские крестьяне работали столь же
интенсивно, а временами и интенсивнее, чем западноевропейские, исключая
английских и американских фермеров.101 Но в остальное время
продолжительность и интенсивность труда были ниже.