Четкое размежевание общественного самоуправления и

Значительного прогресса
достигла российская государственность — из абсолютной монархии начала XVIII в.
она превратилась юридически сначала в правомерную монархию во второй четверти
XIX в., затем в конституционную монархию в 1906—феврале 1917 гг., и наконец, в
демократическую парламентскую республику в марте—октябре 1917 г. При этом
нельзя забывать о том, что, во-первых, каждая стадия в развитии российской
государственности была необходима и целесообразна для общества в свое время и
соответствовала политическим представлениям своей эпохи и, во- вторых, после
того как принцип законности и правомерности управления провозглашен официально,
проведение его в жизнь растягивается на долгие годы. В течение всего периода
империи, как, впрочем, и в более раннее время, характерной особенностью
коронного управления являлось разделение, или расщепление, властных и
управленческих функций между верховной властью и ее администрацией, с одной
стороны, и городскими и сельскими общинами, городскими и дворянскими
корпорациями, с другой. В руках сословного самоуправления находилось местное
управление на первичном уровне, вследствие чего сословия всегда участвовали в
управлении обществом. Разделенную форму власти, на мой взгляд, следует
рассматривать как разумный компромисс между обществом и государством, обеспечивавший
социальный порядок и соблюдение сословных прав.

До XVIII в. общество и
государство были едины. Однако в этом симбиозе общественность играла
подчиненную, а не господствующую роль, как в гражданском обществе. Верховная
власть для людей являлась данностью; они ее признавали, ей подчинялись и с ней
себя идентифицировали. Народ бунтовал, но не против верховной власти, а против
ее агентов, которые, по его мнению, дурно исполняли свои обязанности. В течение
XVIII—начала XX в. русское общество из слуги государства и объекта управления
де-юре и де-факто превращалось в субъект государственного управления, благодаря
чему были заложены основы гражданского общества. Если под его зачатками иметь в
виду те социальные группы населения, общественные и сословные организации и
институты, которые образовывали обособленную, самостоятельную
идейно-общественную силу, в той или иной степени оппозиционную государству, но
в то же время легитимную, т. е. признавае­мую государством и всем обществом, и
которые Оказывали влияние на официальную власть, то следует признать, что
гражданское общество зародилось в России не ранее последней трети XVIII в. В
момент его генезиса общественность представляла собой узкий, привилегированный
слой населения. В течение XIX—начала XX в. она расширила свои социальные
границы до всего народа, который после более чем двухсотлетнего перерыва
возвратился к государственной жизни. Четкое размежевание общественного
самоуправления и коронного управления после Великих реформ являлось и фактом, и
фактором становления гражданского общества. На этой первой стадии
общественность противопоставляла себя государству и боролась с ним за власть.