Даже если для первой половины

В течение
XVIII—начала XX в. абсолютная численность регулярной армии росла, но
относительно населения до 1760-х гг. снижалась.

Таким образом, как с
точки зрения комплектования вооруженных сил, так и с точки зрения их
численности из приведенных данных можно заключить, что значение армии как силы,
поддерживавшей верховную власть, в ХУШ—первой половине

XIX   в. повышалось, а
в пореформенное время снижалось.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА

С какими группами
населения, кроме бюрократии и армии, верховная власть считалась и мнение
которых принимала во внимание при проведении политики в

XVII—                      
начале XX в., другими словами, кто входил в состав
общественности? В Московской Руси — те, кто имел право участвовать в земских
соборах: боярство, духовенство, дворянство, посадские люди; в 1678 г. их
насчитывалось 770 тыс. при населении в 9.3 млн человек,44 на их долю
приходилось около 8% всего населения. В

XVIII—                         
первой          половине XIX в. организованное общество
включало дворян, интеллигенцию, верхний слой городского сословия — гильдейское
купечество и духовенство. К этим группам бюрократия обращалась за советами и
помощью, их представители были непременными участниками официальных приемов,
устраиваемых властями по случаю государственных и церковных праздников. По
мнению III отделения, «средний класс: помещики, живущие в столицах и других
горо­дах, неслужащие дворяне, купцы первых гильдий, образованные люди и
литераторы, разнообразные элементы коего спаяны в одно целое, составляет, так
сказать, душу империи».45 Тайная полиция не включала духовенство в
«средний класс» потому, возможно, что оно не оказывало существенного влияния на
общественное мнение дворянства и в основной своей массе проживало в деревне, а
не в городах. В 1719 г. численность «среднего класса», включая духовенство,
достигала примерно 630 тыс. при населении в 15.6 млн,46 в 1858 г. —
1480 тыс. человек при населении в 59.3 млн,47 что составляло во всем
населении страны соответственно около 4.0 и 2.5%. Даже если для XVIII—первой
половины XIX в. учесть армию и бюрократию, с которыми верховная власть также
серьезно считалась и которых вместе с общественностью мы условно назвали организованным,
или сознательным, обществом, то его величина достигала 5.0—3.5% всего
населения. В 1870—1913 гг. к общественности можно отнести цензовых граждан, т.
е. представителей всех сословий, получивших право участвовать в выборах земств
и городских дум, а с 1906 г. — в выборах Государственной думы. Право избирать в
городские думы в 1870 г. получило 5.6% всего городского населения,48
в уездные и губернские земства в 1864 г. — около 1% населения России,49
отсюда доля цензовых граждан во всем населении страны составляла около 2%.
Новые избирательные законы по выборам в земства (1890) и городские думы (1892)
уменьшили общую численность избирателей до 1—2% главным образом за счет
населения, занятого в торговле и промышленности. В 1907—1910 гг. электорат, т. е.
число выборщиков, которые непосредственно избирали депутатов в Государственную
думу, составлял по 51 губернии Европейской России 3.3% всего населения.51
Поскольку избирательные права получили только мужчины в возрасте 25 лет и
старше, то, учитывая численность мужского населения старше 25 лет,
предполагаем, что доля общественности во всем населении страны в 1870—1892
гг. составляла около 10%, в 1893—1905 гг. — 7 и в 1906—1913
гг. — 16%. Нельзя не признать, что сделанные расчеты весьма ориентировочны, да
и идентификация социальных групп населения, образовывавших общественность, или
организованное общество, требует более обстоятельной разработки.