Для получения поддержки со стороны

Но монархисты также
раскололись по сословному и культурному признакам и по причине расхождения их
социальных интересов. Для получения поддержки со стороны крестьянства
необходимо было предложить ему удовлетворительную аграрную программу, на что
верховная власть оказалась неспособной. Крестьяне желали конфискации помещичьей
земли, а Николай II не мог этого сделать, поскольку боялся потерять поддержку
поместного дворянства. В результате, по выражению одного из лидеров черносотенцев,
«предводители оказались без войска, а войско без предводителей»: император
оказался в полной изоляции от общества, от думы, даже от бюрократии. Общество и
армия отказали ему в поддержке. В этой ситуации инициативу перехватили
социалисты, которые, опираясь на солдат, крестьян и рабочих, смогли свергнуть
монархию. В марте 1917 г. император отрекся от престола.12 Таким
образом, отказ императора от конструктивного диалога с общественностью привел к
революции, а его — к потере престола.

Тем не менее в социальной
и экономической сфере Николай II и его правительство имели достижения.
Индустриализация продолжалась. С 1907 г. началось — по инициативе верховной
власти и вопреки желанию большей части общественности — осуществление самой
радикальной после отмены крепостного права в 1861 г. столыпинской аграрной
реформы, которую без преувеличения можно назвать вторым раскрепощением.
Проведение реформы, которая способствовала естественному процессу распадения
сельской общины, развитию хуторского и отрубного хозяйств, утверждению в
деревне частной собственности на землю, переселению крестьянства из Европейской
России в Сибирь, являлось, на мой взгляд, стратегически пра­вильным решением.
Реформу поддержали около 30% крестьян, и этого было достаточно для начала переустройства
деревни в соответствии с принципами фермерской рыночной экономики. В случае
удачного исхода столыпинской реформы появлялись реальные шансы на возникновение
в деревне среднего класса в лице экономически независимого
крестьянина-собственника, что укрепило бы социальную базу русского либерализма.
В 1911—1913 гг. в 9 новых губерниях были введены земства, с января 1914 г. в 10
губерниях началась судебная реформа, имевшая целью восстановить институт
выборных мировых судей, лишить земских начальников судебных функций и вывести
конфликты хуторян с общинниками из компетенции волостных судов. В 1908 г.
Государственная дума приняла закон о постепенном, в течение 10 лет, введении
всеобщего обязательного начального образования, и с этой целью кредиты на народное
образование ежегодно увеличивались на 20 млн р. Коронная администрация
поддержала почин думы, полностью отрешившись от опасений политического
характера, которые у нее существовали, так как школы и университеты, да и все
вообще институты, активно использовались интеллигенцией для политической
пропаганды. Хотелось бы заметить, что распространенное в литературе мнение о
том, что царизм тормозил развитие просвещения, не соответствует
действительности. Начиная с Петра I верховная власть делала все возможное для
просвещения всех слоев населения, от дворянства до крестьянства, принимая
иногда драконовские меры (вроде запрещения неграмотным дворянам жениться при
Петре или принудительного отлучения крестьянских детей от родителей для
обучения в школах при Николае I), чтобы приохотить людей к плодам просвещения.
В пореформенное время начался сравнительно быстрый рост числа народных школ,
однако ввиду еще недостаточной потребности в грамотности было немало крестьян,
которые освоили грамоту в школе, но с возрастом постепенно утрачивали ее за
ненадобностью — явление, получившее название рецидива безграмотности. Это
свидетельствует о том, что не развитие на­родного образования отставало от
потребностей народа, а, наоборот, потребности народа в образовании отставали от
возможностей, которые создавала существовавшая система народного просвещения.122