До запретительного закона 1884 г.

На протяжении
XVIII—начала XX в. высшая чиновная бюрократия в Петербурге и верхи
администрации в провинции на 85—100% состояли из представителей потомственного
дворянства. Поместное дворянство в чисто количественном отношении преобладало
только среди высших чиновников, но среди всей бюрократии имело ограниченное
представительство, которое до середины XIX в. повышалось, а после эмансипации
стало уменьшаться. Но и в лучшие для помещиков времена их доля среди чиновников
не превышала 34%. Весьма существенно также отметить, что в XVIII—начале XX в.
наблюдалось так называемое обуржуазивание части бюрократии, особенно ее
верхушки, что нашло свое проявление в предпринимательской де­ятельности
чиновников. До отмены крепостного права оно не принимало широких масштабов в
значительной степени потому, что сдерживалось дворянскими обычаями и честью.
После эмансипации процесс вовлечения бюрократии в предпринимательство усилился.
Уже в 1860-е гг. значительная часть чиновников участвовала в учредительстве
акционерных компаний и банков, возглавляя их по совместительству с
государственной службой в качестве директоров, членов советов и правлений.
Ввиду того что подобная деятельность приняла широкие масштабы и ознаменовалась
рядом грандиозных афер, в 1868 г. верховная власть попыталась ее ограничить, а
в 1884 г. специальным законом запретила чиновникам высших пяти классов
совместительство государственной службы с участием в учреждении и управлении
делами акционерных компаний. Однако связь бюрократии с частными компаниями не
прекратилась, а приняла другие формы. На административные должности в компании
приглашались либо лица, находившиеся в близких отношениях с влиятельными
чиновниками, либо отставные чиновники, сохранившие свои связи с аппаратом
государственных учреждений. Нередки стали случаи, когда чиновники в
генеральских чинах переходили с государственной на частную службу. До
запретительного закона 1884 г. 225 высокопоставленных чиновников Министерства
финансов занимали 251 должность в частных компаниях; из 1006 инженеров,
находившихся на государственной службе по ведомству Департамента
железнодорожных дел, 370 служили по совместительству в частных железнодорожных
компаниях.32 В начале XX в. 115 чиновников четырех высших классов
владели промышленными предприятиями и еще 160 занимали свыше 240 мест в
руководящих органах частных компаний. По свидетельству С. Ю. Витте, акции
Курско-