Это свидетельствует о том, что

В течение 1700—1917 гг.
происходила неуклонная профессионализация чи­новничества,
благодаря возникновению специальных учебных заведений и постепенному отделению
гражданской службы от военной. В XVII в. чиновники, работавшие в приказах,
приобретали профессиональные навыки от родителей и через ученичество. Лишь при
Петре I возникли первые училища, дававшие специальное образование. Вторая переломная
точка на этом пути приходилась на конец XVIII—начало XIX в., что было связано
со следующими обстоятельствами: а) в 1809 г. был введен образовательный ценз
для гражданских чиновников; б) роль семейных связей при поступлении на
гражданскую службу и продвижении по служебной лестнице существенно уменьшилась;
в) произошло обособление гражданских чиновников от офицеров; переходы с военной
службы на гражданскую, столь частые в

XVIII   в., стали
случаться в XIX в. реже. Если в XVIII в. типичный чиновник был офицером, то в
XIX—начале XX в. — чиновником-юристом.

Рост профессионального,
образовательного и материального уровня чиновников способствовал постепенной
консолидации их в привилегированную социальную группу со строго
иерархизированной структурой. Согласно Табели о рангах 1722 г., бюрократия
разделялась на четыре группы: 1) чиновники низших рангов (канцелярские
служители, или канцеляристы), не имевшие и не могущие иметь классного чина и
дворянского статуса по чину; 2) чиновники IX—XIV классов — до 1845 г. личные дворяне
по чину; 3) чиновники VI—VIII классов — до 1845 г. потомственные дворяне по
чину; 4) чиновники I—V классов — высшее чиновничество или генералитет. Эти
группы находились в соотношении 70:20:8:2 в середине XVIII в. и 26:61:11:2 — в
середине и конце XIX в. Как видим, среди чиновников доля канцеляристов
уменьшилась с 70 до 26%, а доля классных чиновников соответственно увеличилась
с 30 до 74%. Это свидетельствует о том, что в XVIII—первой половине XIX в.
произошло принципиально важное явление