Именно поэтому всякая душа празднику

Общее большое число праздников
образовалось под решающим влиянием потребительского характера крестьянского
хозяйства, целью которого было не получение прибыли, а получение пропитания.127
Это вовсе не означает, что крестьяне были ленивыми или неразвитыми. Просто
смысл жизни они в массе своей усматривали не в накоплении собственности, не в
увеличении власти и влияния с помощью богатства, а в спокойной и праведной
жизни, которая одна только и могла обеспечить вечное спасение и добрую славу
среди односельчан.128 В системе ценностей православного крестьянина
праздник занимал важное место еще и по той причине, что освобождал от земных
забот и обременительных обязанностей, делал человека свободным и всем другим
людям равным. Именно поэтому «всякая душа празднику рада».129 При
таком подходе, чем больше было праздников, тем лучше могла казаться жизнь.
Праздники не считались крестьянами потерей времени: во время их крепилась
солидарность, обсуждались дела, за праздничным столом разрешались конфликты и
снимались противоречия. «Справление празднеств объясняется потребностью
славянского гостеприимства и потребностью обмена впечатлений с прибывшими за
много верст гостями- родственниками, — свидетельствовал один крестьянин. —
Лишить крестьянство, имеющего столь мало в жизни внешних, за пределами
домашнего хозяйства, впечатлений, обмена мыслями и опытом, лишить его
возможности справить праздничную не желательно».130 Крестьяне не
отказывались от праздников даже тогда, когда существовала острая необходимость
работать, и охотно заимствовали праздники у соседей, исповедовавших другую
веру: православные заимствовали у католиков и протестантов,131 а
мусульмане — у православных. Например, татары Вятской губернии праздновали
масленицу под названием «зиин».1