Морган сам и честно добился

В нашем контексте
особенный интерес представляют биографии пред­принимателей, авторы которых
должны были прямо высказывать свое отношение к ценностям и стандартам
поведения, которые можно считать не просто светскими, или
секулярными, а буржуазными.
Если для крестьянства и городских низов сущность нового менталитета состояла не
только в его буржуазности, но и секулярности также (поскольку традиционный
менталитет носил сакральный характер), то для образованного общества новизна
состояла именно в буржуазности, потому что оно давно усвоило секулярную
культуру и менталитет. В общей массе биографических материалов заметки о
предпринимателях занимали ничтожное место — 1.4% в 1870—1899 гг. и 1.2% — в
1900—1913 гг. Однако их анализ дает интересные результаты.

Всего за 44 года отмечено
106 материалов о предпринимателях, но частота их появления со временем
возрастала: в 1870-е гг. в среднем в год публиковалось 0.4, в 1880-е г. — 1.2,
в 1890-е гг. — 3.4, в 1900—1913 гг. — 4.0 материала. Просматриваются некоторые
изменения и в их подаче. Биографии можно разделить на две группы. В первой
бизнесмены представлены личностями с подозрительной репутацией, их деятельность
оценивалась негативно и порицалась за то, что во главу угла ставила личное
обогащение и не отвечала высоким моральным критериям. Подобных материалов
имелось всего 16 из 106, и все они были напечатаны в 1870—1880-х гг.

Во второй группе из 90
материалов бизнесмены выглядят положительными личностями. Но в основе
позитивной оценки лежала не их предпринимательская деятельность сама по себе, а
то, что она имела либо патрио­тическую направленность (в том смысле, что имела
целью развитие отечественной промышленности), либо служила высоким идеалам
науки, искусства, просвещения, либо совмещалась с меценатством и
благотворительностью и заботой о ближнем. Богатство служило не столько личным
целям предпринимателей, сколько обществу. В заметке о столетии торговой фирмы
братьев Елисеевых кроме благотворительности подчеркивалась роль фирмы в
установлении международных торговых связей России. 63 Книгоиздатель
К. Л. Риккер заслужил положительную оценку как «издатель-гуманист» и глава
«прекрасного и высокополезного дела».1 4 В некрологе, посвященном
«хлебному королю» Н. А. Бугрову, отмечена его редкая по масштабам
благотворительность: «Нижегородская беднота потеряла в нем родного отца, толпы
народа со слезами шли за гробом».165 Немецкий «пушечный король» А.
Крупп «оправдал дело разрушения — делами созидания. Он организовал прекрасные
благотворительные учреждения для своих рабочих и много жертвовал во всех
направлениях и сферах», — говорилось в заметке по случаю юбилея фирмы.166
В большинстве случаев авторы биографий даже скрывали от читателей, что их герои
— предприниматели. Они представлялись общественными деятелями, помогающими
организации научных экспедиций (А. М. Сибиряков или Ф. П. Рябушинский),167
выдающимися изобретателями (Э. В. Сименс, Р. Фультон, Дж. Стефенсон, братья Э.
и А. Б. Нобели, Т. Эдисон, Д. Уатт и др.),168 знаменитыми
писателями, журналистами (А. С. Суворин, М. М. Стасюлевич, Ф. А. Иогансон и
др.),169 основателями музеев (П. И. Щукин, Ф. М. Плюшкин).170
Книгоиздатели «зажигали свечки в душах людей»,171 коммерсанты и
промышленники жертвовали огромные суммы на общественные нужды, банкиры
действовали в интересах общества, защищали бедных1 2 и т. д. В
журнале настойчиво проводилась мысль о том, что предпринимательская
деятельность заслуживает общественного одобрения только в том случае, если она
честная и если капитал, на котором она основана, имел «чистое» происхождение.
Фирма братьев Елисеевых начала с нуля и разбогатела «энергией, умом и любовью к
работе», Н. А. Бугров — «крестьянин-самородок», «патриархальный простой
человек» начал дело с «маленького предприятия», «вел дело попросту, на честное
слово, и не признавал никаких формальностей». Американский предприниматель П.
Морган сам и честно добился богатства «изумительной предприимчивостью, силой воли
и трудолюбием».173