Но как только после смерти

Ближайшие преемники
Петра, не отличавшиеся его способностями, в общем более или менее следовали
петровскому курсу: вернуться к допетровским порядкам тем, кто лелеял такую
надежду, оказалось невозможно. И общество их терпело. Но как только после
смерти Анны Иоанновны (1730—1740) власть захватил ее фаворит, курляндский
герцог Э. И. Бирон (в качестве регента при несовершеннолетнем императоре Иване
VI), олицетворявший в глазах русского общества засилье иностранцев в управлении
государством и отказ от национального курса во внутренней и внешней политике,
он был немедленно, через три недели после прихода к власти, сверг­нут
гвардейцами, фактически дворянством при одобрении всего народа. Патриотический
подъем русского общества привел к власти дочь Петра I Елизавету (1741—1761) под
лозунгом восстановления петровского наследия в управлении государством.

Можно сказать, что
Елизавета выполнила свои обязательства: она систематически покровительствовала
всему национальному, отодвинула иностранцев в тень от власти, во всем старалась
следовать заветам своего отца. Ее царствование отмечено успехами во внешней
политике (победы в Семилетней войне), военном деле (перевооружение армии),
экономике (быстрое развитие внешней торговли и промышленности вследствие отмены
внутренних таможен и протекционистского тарифа), в области культуры и
образования (открытие Московского университета, ряда других учебных заведений,
Академии художеств). Ее правительство осуществило ряд других полезных и
одобренных обществом мер, таких как созыв в 1750-х гг. Комиссии об Уложении —
прообраза Екатерининской комиссии 1767 г., проведение генерального межевания
земель, открытие первых в России банков и др. Елизавета благополучно
царствовала почти 20 лет и почила, оплакиваемая народом. Соблюдение высших
государственных интересов обеспечило ей популярность в обществе.