Однако было бы опасным упрощением,

Умеренные и дальновидные
монархисты, группировавшиеся вокруг газеты «Новое время», выступили в 1900—1901
гг. с предложением серьезных реформ, которые включали разрешение свободного
выхода из общины, распространение на крестьян общегосударственного гражданского
права, реформу местной власти и самоуправления, увеличение компетенции земства,
упразднение сословного строя и некоторые другие, при сохранении института
самодержавия. Этот разумный пакет реформ не был принят верховной властью к
исполнению. В 1904 г. был отвергнут пункт о введении предста­вительного
учреждения из весьма умеренного славянофильского по характеру пакета реформ,
предложенный П. Д. Святополком-Мирским.109 «Я никогда, ни в коем
случае не соглашусь на представительный образ правления, ибо я его считаю
вредным для вверенного мне Богом народа и поэтому пункт этот вычеркну», —
заявил Николай II.110 Упустив шанс вновь взять инициативу реформ в
свои руки, верховная власть подтолкнула общество на революционный способ
разрешения накопившихся проблем. Ибо, как говорил О. Бисмарк, «силу
революционных движений составляют не крайние идеи их вожаков, а небольшая доля
умеренных и законных требований, не осуществленных в свое время».111
Под давлением обстоятельств, прежде всего поражения в русско-японской войне
1904—1905 гг. и революции, под натиском общественности, к которой
присоединились крестьянство и рабочие, император скрепя сердце был вынужден в
1905 г. согласиться на конституцию и парламент. «Однако было бы опасным
упрощением, — справедливо полагает Р. Ш. Ганелин, — видеть во влиянии текущих
политических собы­тий единственный и исключительный побудительный мотив
действий сановников, придерживавшихся реформаторских убеждений». Как «в
предыдущие десятилетия», так «и в годы первой российской революции общая
реформаторская программа существовала, разрабатывалась, дополнялась и
воплощалась в действительность отнюдь не только под влиянием текущих
политических событий».112 Улица выводила из тени во власть
либеральное крыло чиновников и уводила в тень консервативное, но оба крыла
всегда сосуществовали в недрах бюрократии.