Однако общество не успело этот

В начале XX в. в России
было много элементов гражданского общества: масса добровольных общественных
организаций, включая женские, критически мыслящая общественность, общественное
мнение, с которым считалась государственная власть, после 1905 г. — свободная
пресса, политические партии и т. п. В принципе сформировался механизм,
обеспечивающий передачу общественных настроений, желаний, требований от
общества к властным структурам и контроль за их исполнением в виде
законодательных учреждений и прессы. Однако общество не успело этот механизм
отладить, чтобы исключить силовое решение конфликтов между ним и государством. 263

Общественность всегда
была в состоянии диалога с верховной властью. Благодаря этому в целом, хотя и
не всегда, правительство проводило сбалансированную политику. В XVIII в. Россия
не превратилась наподобие Польши в страну дворянской анархии, в первой половине
XIX в. не стала страной, управляемой помещиками-крепостниками, а в
пореформенное время не была принесена в жертву интересам дворян и крупной
буржуазии. Именно соблюдение высших государственных интересов, которыми
руководствовалась верховная власть, обеспечило социальную стабильность,
умеренный экономический, культурный и политический прогресс. Не только ин­стинкт
самосохранения, но и взаимодействие с обществом позволяло верховной власти
следовать этому курсу, так как случавшиеся от него от­клонения наказывались и
пресекались обществом. Верховной власти принадлежала решающая роль во всех
сферах жизни, и долгое время все социальные группы относились к монарху,
олицетворявшему в их глазах государство, как к высшему арбитру, как к
реальному, законному и единственному источнику льгот и привилегий, прав и
обязанностей. 264 И это было не так наивно, как может показаться: в
абсолютной монархии один государь является единственным прямым и непроизводным
органом государства, и только с учреждением народного представительства
личность монарха отделилась от юридической личности государства. 265