Первую причину беспорядков он усматривал

В 1785 г. с учреждением
дворянских обществ в губерниях общественное мнение, с которым местные власти
вынуждены были считаться, стало фактором политики в провинции. В Москве и,
вероятно, в других больших городах в начале XIX в. из-за недостатка
отечественных газет дворяне узнавали политические новости через особых
информаторов — «ну- веллистов», которые как живая газета переходили из дома в
дом, принося с собой новости, естественно, с собственными комментариями.
Повсеместно возникшие в первой половине XIX в. литературно-музыкальные кружки и
салоны стали теми центрами дворянской общественности, где зарождалась,
воспитывалась и развивалась русская мысль и формировалось общественное мнение,
злые языки общественности стали страшнее пистолета не только для дворян, но и
для местной бюрократии.234 А. И. Герцен, имея в виду первую половину
XIX в., писал: «Власть губернатора растет в прямом отношении расстояния от
Петербурга, но она растет в геометрической прогрессии в губерниях, где нет
дворянства, как в Перми, Вятке и Сибири». Автор приводит примеры, как местное
дворянское общество сопротивлялось произволу местной коронной администрации и
добивалось устранения неугодных администраторов, включая губернаторов. 235
М. М. Сперанский в бытность свою сибирским генерал-губернатором провел ревизию
управления в 1821 г. и обнаружил вопиющую картину злоупотреблений. «Первую
причину» беспорядков он усматривал в отсутствии общественного мнения, носителем
которого, на его взгляд, являлось дворянство. Современник и знаток
административных порядков первой половины XIX

в., известный юрист А. В. Лохвицкий делил
российские губернии с точки зрения административных злоупотреблений на
дворянские и чиновничьи, т. е. такие, где имелись или отсутствовали дворянские
общества. «Во вторых (чиновничьих губерниях.