Поэтому неудивительно, что исследователи рабочего

Социальные низы города
придерживались той же политической и общественной ориентации, что и крестьяне.
Поэтому неудивительно, что исследователи рабочего класса обнаружили стойкий
монархизм и среди рабочих, и среди мещанства не только провинциальных городов,
но и столицы. И подобно крестьянам отношение к бюрократии было по преимуществу
негативным, и чем ближе чиновники по роду своей службы были к народу, тем более
негативным было отношение.154

В конце XIX—начале XX в. в политических
воззрениях и практике народа произошли некоторые перемены. Крестьянину стала
вполне понятна идея выборности сельских властей не только в общине, но и в
волости. Эти власти он считал ответственными перед собой и в случае
недовольства их действиями проваливал их на следующих выборах. Но о своем праве
влиять посредством выборов на состав уездного земства, не говоря уже о
губернском земстве или Государственной думе, крестьяне имели еще очень смутное
представление. Все, что выходило за пределы общины и волости, в глазах крестьян
имело свое самостоятельное происхождение, не зависело от их воли. Им была чужда
идея всесословного самоуправления, а после 1906 г. и идея о том, что верховная
политическая власть принадлежит народу и что эту власть они могут делегировать
своим доверенным для управления на уездном, губернском или общегосударственном
уровнях. Крестьяне считали, что управление уездом, губернией, а тем более
государством — это дело царя, его наместников и слуг. В массе своей они не
претендовали на участие в принятии государственных решений, на политическую
власть, да и их понятия о государственном строе России были весьма смутными. Их
кругозора и знаний недоставало, чтобы понять, как организована и функционирует
власть, какое место в обществе отводится народу.155