Причина заключалась в том, что

Отметим еще один важный
факт: длина тела у москвичей (жителей большого города) превышала средний рост
горожан, а последние в свою очередь были выше крестьян. В современных развитых странах
сельские жители в отношении длины тела превосходят горожан, а в развивающихся
странах часто бывает наоборот. Соотношение длины тела разных групп населения в
России свидетельствует о том, что биологический статус у москвичей был выше,
чем у жителей средних и малых городов, а у последних — выше, чем у крестьян.
Это согласуется с прямыми данными о потреблении городского и сельского
населения в последней трети XIX—начале XX в., из которых следует, что качество
питания у горожан было выше, они потребляли больше продуктов животного
происхождения, но по калорийности потребления они уступали крестьянам.27
В период депрессии, 1851—1865 гг., рост существеннее уменьшился у крестьян. Но
зато в периоды увеличения благосостояния рост у крестьян прогрессировал быстрее,
чем у москвичей и горожан вообще. Это приводило к выравниванию роста и,
следовательно, физиологического статуса у крестьян и горожан.

Большой интерес
представляет сравнение показателей роста русских и нерусских в пределах
Европейской России. Русские, как правило, были ниже нерусских. В 1874—1883 гг.
средний рост призывников из 28 великоруссских губерний равнялся 1620 мм, а из
22 остальных губерний — 1627 мм. Причина заключалась в том, что центральное
российское правительство стремилось с помощью налоговой системы поддерживать
такое положение в империи, чтобы материальный уровень жизни нерусских,
проживавших в национальных окраинах, был выше, чем собственно русских.27

За 1907—1920 гг. мы
располагаем сведениями лишь о росте взрослых и но­ворожденных москвичей. Как
показывают данные за другие годы, столичные жители всегда были выше сельских и
нестоличных городских жителей и находились в отношении биологического статуса в
привилегированном положении. Следовательно, резонно предположить, что если в
столице наблюдалось снижение роста, то в еще большей степени это происходило в
остальной стране. Данные по Москве свидетельствуют, что с 1911—1915 гг., когда
изменение длины тела у мужского населения вступило в фазу снижения, почти
буквально повторилась ситуация, которую мы наблюдали в XIX
в. после Крымской войны и Великих реформ: 10 лет снижения
роста (поколения 1911—1915 и 1916—