Разумеется, не буквально, а принципиально,

Таким образом, то, что в
императорский период считалось национальной спецификой русских, несколькими
поколениями ранее встречалось в других европейских странах. Разумеется, не
буквально, а принципиально, ибо в рамках европейской цивилизации Россия, как и
каждая страна, имела национальные, или количественные, особенности,
обусловленные различиями в религии, географической среде, в политических и
культурных условиях существования.64 Эти особенности были усилены
расположением России на восточной окраине Европы, многонациональным составом ее
населения, влиянием восточных соседей, тем, что она позже других вступила в
круг новой европейской цивилизации и ее история разворачивалась на «диком»,
необъятном и непрерывно увеличивавшемся пространстве, между тем как большинство
народов Западной Европы после падения Римской империи развивалось на уже
освоенной и небольшой сравнительно с Россией территории, где находились центры
римской культуры. Своеобразие условий существования не помешало ей иметь
принципиальное сходство с Европой в социальном, экономическом, политическом и
культурном отношениях. То, что называется «европеизацией России», как верно
сказал П. Н. Милюков, «не есть продукт заимствования, а неизбежный результат
внутренней эволюции, одинаковый в принципе у России с Европой, задержанный
условиями среды».6 Глобальные факторы социальной эволюции на ранних
стадиях, по крайней мере после принятия христианства, — религия, географическая
среда и антропологические предки, — были общими или близкими у русских и других
народов Европы, что обеспечивало культурные, религиозные и материальные
предпосылки для их развития по существенно похожим сценариям, а в Новое и
Новейшее время в значительной мере предопределяло сходство социального развития
и Запада и России в XVIII—XIX . 66