С 1863 по 1915 г.

С учреждением новых
городских дум и земств губернаторы были вынуждены еще более прислушиваться к
мнению не только дворянства, а всего городского общества. Чтобы успешно
справляться со своими обязанностями, необходимо было проявлять большое дипломатическое
искусство, ибо губернатор не только должен был считаться с центром,
представителями других министерств в губернии, но и «обхаживать» и
«обрабатывать» лидеров земств, городских дум, дворянских собраний и прессы. О
зависимости бюрократии от общественности красноречиво, на мой взгляд,
свидетельствует заинтересованность руководителей местной и центральной коронной
администрации в получении звания почетного гражданина города по представлению
органов местного самоуправления. Звание «почетный гражданин города» стихийно
возникло в 1863 г. Оно жаловалось императором на основании ходатайства
городских дум и не давало никаких дополнительных прав и привилегий. Несмотря на
это, многие правительственные чиновники заискивали перед гражданами с целью
получения почетного гражданства, а когда городские общества обращались к ним за
согласием на присвоение этого почетного звания, то отказов не было. С 1863 по
1915 г. было при­своено более 2 тыс. званий почетного гражданина города. Даже
если главным мотивом его получения являлось желание обратить на себя внимание
высочайшей власти, все равно чиновникам, желающим его приобрести, приходилось
добиваться расположения и уважения городских обществ. 238

Народ доводил до властей
свое мнение главным образом через жалобы, доносы и бунты. 3 Жалобы
на администрацию подавались в инстанционном порядке: на низшую администрацию —
в высшую, на высшую — в Сенат. Во все инстанции их поступало многие тысячи
ежегодно. Жалобы брались на заметку, проверялись и в случае подтверждения виновные
наказывались. Хотя процедура требовала много времени, нельзя сказать, что этот
канал связи не действовал и был бесполезен. Разновидностью жалоб являлся донос.
Хотя в источниковедении нет такой разновидности документа, как донос, в жизни
такой вид документации существовал. Донос означал не личную жалобу как таковую,
а сообщение представителям власти о неблаговидных поступках официального лица,
и он мог быть как анонимным, так и подписным. 240 В принципе публика
осуждала только тайные, или анонимные, доносы. Как бы ни относиться к доносам,
нельзя не признать, что они до некоторой степени компенсировали недостаток
контроля за работой коронных чиновников со стороны прокуратуры и суда, которые
в правовых государствах защищают интересы граждан от злоупотреблений администра­ции,
и давали простому обывателю некоторую долю контроля за деятельностью органов
власти. К доносам люди, отнюдь не всегда интриганы или негодяи, обращались
обычно тогда, когда не имели другого средства воздействия на администрацию.
Власти рассматривали доносы как важный источник информации об общественных
настроениях и как эффективное средство обнаружения недостатков. От начала XVIII
в. и до реформы местного управления 1775 г. специальные следственные комиссии
как экстренные орудия центральной власти, наделенные очень широкими
полномочиями, учреждались Сенатом в ответ на доносы и проводили расследования
на местах. Местная коронная администрация трепетала перед ними и всякий раз
ожесточенно противилась назначению комиссий.241 Власти относились к
доносам очень серьезно: фиксировали, проверяли и принимали по ним меры. В
романе Н. С. Лескова «Соборяне» честный и порядочный священник С. Туберозов 5
февраля 1849 г. написал донос на городничего; менее чем через два месяца, 1
апреля, приехал в уездный город из губернии жандарм для расследования дела,
побеседовал с автором, который не скрыл своего имени; а 7 сентября того же года
городничий был освобожден от должности.242 Возможно, скорость
рассмотрения доноса объясняется его актуальностью — священник жаловался на
пропольскую агитацию городничего-поляка. Разумеется, доносы использовались для
сведения личных счетов, в целях интриги, по корыстным соображениям (кстати, в
романе Лескова есть примеры и такого рода). Однако очевидно, что доносы
выполняли и полезные функции для государства в условиях отсутствия гражданских
свобод и легальных возможностей контролировать работу органов государственной
власти со стороны рядовых граждан. Не случайно с появлением в России после
Великих реформ гласности, справедливого и быстрого суда, административной
юстиции количество анонимных доносов резко пошло на убыль, и само слово стало
нарицательным, хотя число жалоб увеличилось. Народ перестал бояться и стал
жаловаться на то, что прежде считал нормальным, и апеллировать в те инстанции,
куда прежде не решался обращаться, вплоть до императора. Например, по
свидетельству В. В. Берви (Н. Флеровского), в 1866 г. томские купцы, мещане и
сельские обыватели послали несколько телеграмм министру внутренних дел о
злоупотреблениях губернатора. Не по­лучив ответа, они направили телеграмму
прямо на имя Александра II, что привело к его