Трудовая этика В

Трудовая
этика

В дореволюционной
отечественной литературе высказывались два мнения о том, как много и насколько
напряженно приходилось работать русскому крестьянству, для того чтобы выжить в
условиях крепостного права и после его отмены. Согласно первому, русское
крестьянство отличалось большим трудолюбием и прилежанием, работало много и
напряженно, если не выше, то в полную меру своих сил и возможностей. Второе
мнение сводилось к тому, что крестьяне работали умеренно, лишь настолько, чтобы
удовлетворить свои необходимые и скромные потребности. В советской
историографии первая точка зрения стала своего рода аксиомой, которая как бы и
не могла подвергаться сомнению. Как же было на самом деле, какую трудовую
мораль исповедовали крестьяне, иными словами, каким нормам поведения в процессе
труда они следовали, как они оценивали значение труда в своей жизни, какими
мотивами руководствовались, как они должны были относиться к труду, чтобы не
чувствовать угрызений совести за неморальное поведение? Различаются два
идеальных типа трудовой этики, один из которых можно назвать потребительским,
традиционным, или минималистским, другой — буржуазным,
или максималистским. Согласно принципам
минималистской трудовой морали работать следует до удовлетворения традиционных,
скромных по своему составу потребностей семьи и не стремиться к накоплению;
напротив, максималистская трудовая этика ориентировала человека на достижение
максимально возможного результата в своей работе, а предпринимателя — на
максимальную прибыль.72

Одним из важных критериев
трудовой этики является уровень трудовых затрат. Измерить их можно тремя
способами: 1) путем определения числа праздничных и выходных дней (в дальнейшем
те и другие вместе будем называть празднично-выходными днями) и нерабочих дней;
2) путем хронометража отдельных трудовых процессов; 3) путем измерения затрат
времени на все сельскохозяйственные и промысловые занятия. Оценим сначала
уровень напряженности труда первым способом. Он дает менее точную оценку, чем
второй и третий, потому что можно работать несколько часов в день или все 24
часа, можно трудиться с полным напряжением или с легким усилием, можно работать
или не работать в праздники. Приблизительность оценки объясняется также
разнообразием числа и состава праздников по местностям, неопределенностью их
про­должительности и тем, что крестьяне нередко участвовали в праздниках
соседних деревень, а во время ярмарок и базаров, которые случались в данной
местности, как правило, не работали. 3 Наконец, точная оценка
затруднена недостатком данных о потерях рабочего времени, связанных с важными,
радостными и печальными, событиями семейной жизни, такими как рождения,
крестины, похороны, проводы новобранцев и т. п. Однако определение числа
празднично-воскресных дней все-таки имеет смысл. Во- первых, из-за отсутствия
более точных сведений и для проверки данных об интенсивности труда, полученных
другими способами. Во-вторых, в празднично-воскресные дни сельскохозяйственные
работы, как правило, не производились, так как запрещались не только обычаем,
но и законом. В-третьих, труд и отдых в общине носили не индивидуальный а
коллективный характер; общинный строй русской деревни диктовал каждому
крестьянину определенный темп и ритм сельскохозяйственных работ, нарушать
который ввиду чересполосицы и принудительного севооборота было и сложно, и в
значительной мере бесполезно.