Во время реакции 1880хначала 1890х

Требует переосмысления и
негативная оценка сохранения сильной исполнительной власти в руках императора
по Основным законам 1906 г. На мой взгляд, это было объективно
целесообразным: обеспечивалась в политическом и
психологическом смыслах плавность перехода к полному конституционализму и
правительству, ответственному перед парламентом и, следовательно, перед
народом, который, нельзя этого забывать, как и Николай II, был не готов к
парламентской демократии. Новый избирательный закон, так называемый
третьеиюньский переворот 1907 г., изменивший представительство от отдельных
групп населения, также содержал позитивный элемент: создалась возможность для
эффективной работы думы в рамках действующих законов.

Если бы получившая
распространение в последнее время схема рефор­мы—контрреформы, которую было бы
правильно назвать концепцией маятника, была состоятельна, то Россия «бежала» бы
на месте. Между тем, как мы видели, российское общество непрерывно развивалось,
в том числе в царствования, которые принято называть консервативными: в эпоху
дворцовых переворотов, при Николае I и Александре III, не говоря уже о Ни­колае
II. В так называемые консервативные царствования, следовавшие после
радикальных, системных петровских или Великих реформ, произошедшие изменения
как бы переваривались, усваивались, происходила скрытая подготовка к следующему
циклу социальных изменений. Это была необходимая пауза перед новым движением.
Подобно тому, как сердце работает в режиме сокращение—расслабление, при этом
продолжительность паузы равна продолжительности работы, так и общество
нуждается в паузах покоя, которые обеспечивают консервативные периоды. «Во
время реакции (1880-х—начала 1890-х гг. — Б. М.)
продолжалось перерождение русского общества,