Все неудачи будут приписаны правительству.

Война предопределила
перерастание борьбы против царизма в борьбу против нового демократического
режима, так как образованное общество потеряло контроль над народными массами.
Тяготы войны превысили способность народа терпеть и сохранять благоразумие,
народу еще не нужна была демократия западноевропейского типа. Крестьянам нужна
была земля, а рабочим — фабрики и заводы, тем и другим — конец войны, и все это
немедленно, не дожидаясь Учредительного собрания. Вследствие этого
радикалы-социалисты сумели привлечь народ на свою сторону и свергнуть Временное
правительство. Как это ни парадоксально, сбылось предсказание министра
внутренних дел П. Н. Дурново, который в феврале 1914 г. представил Николаю II
записку, предостерегающую его от вступления в войну с Германией. Министр, в
частности, писал: «Особенно благоприятную почву для социальных потрясений
представляет Россия, где народные массы, несомненно, исповедуют принципы
бессознательного социализма. Несмотря на оппозиционность русского общества,
столь же бессознательную, как и социализм широких слоев населения, политическая
революция в России невозможна, и всякое революционное движение выродится в
социалистическое. За нашей оппозицией нет никого, у ней нет поддержки в народе,
не видящем никакой разницы между правительственным чиновником и интел­лигентом.
Русский простолюдин, крестьянин и рабочий, одинаково не ищет политических прав,
ему и ненужных, и непонятных. Крестьянин мечтает о даровом наделении его чужой
землей, рабочий — о передаче ему всего капитала и прибылей фабриканта, и дальше
этого их вожделения не идут. И стоит только широко кинуть эти лозунги в
население, стоит только прави­тельственной власти безвозбранно допустить
агитацию в этом направлении, — Россия, несомненно, будет ввергнута в анархию,
пережитую ею в приснопамятный период смуты 1905—1906 годов». Если война
окажется для России победоносной, то все будет хорошо. «Но в случае неудачи
социальная революция, в самых крайних ее проявлениях, у нас неизбежна. Все неудачи
будут приписаны правительству. В законодательных учреждениях начнется яростная
кампания против него, как результат которой в стране начнутся революционные
выступления. Эти последние сразу же выдвинут социалистические лозунги, которые
смогут поднять и сгруппировать широкие слои населения, сначала черный передел,
а засим и всеобщий раздел всех ценностей и имущества. Побежденная армия,
лишившаяся к тому же за время войны наиболее надежного кадрового состава,
охваченная в большей части общим крестьянским стремлением к земле, окажется
слишком деморализованной, чтобы послужить оплотом законности и порядка.
Законодательные учреждения и лишенные действительного авторитета в глазах
народа оппозиционно-интеллигентские партии будут не в силах сдержать расходившиеся
народные волны, ими же поднятые, и Россия будет ввергнута в беспросветную
анархию, исход которой не поддается предвидению».27