Сколько таких типов в жизни?

Возможно, с этими
взглядами можно не согласиться, но некоторый резон в них всё же есть. Сколько
таких типов в жизни? Некоторые авторы называют 20%. Кто же остальные 80%? По
мнению Фрейда, остальные люди невротики. Для то­го чтобы человек развивался
свободно и не ограничивал свои инстинкты, не нужны всякого рода ограничения -
мораль, право, религия и пр. Но это приведет к тому, что человек бу­дет
реализовывать свой интерес за счет других людей, воз­никнет бесплодная
обескровливающая война за истребление всего сущего. Поэтому общество создает
нормы и санкции, в том числе и уголовный кодекс. Таким образом, индивид ока­зывается
между «молотом и наковальней», инстинкт толкает на поступки, которые наносят
ущерб другим людям, а нормы и санкции ограничивают свободу человека. Возникает
стрес­совая ситуация и человек становится невротиком.

В 60-х и 70-х годах
прошлого столетия отмечался своего рода «хромосомный бум», когда генетиками
была открыта хромосомная аномалия типа «У-дисомии». Ее поспешили объ­явить
«хромосомой преступности» у высокорослых мужчин, совершивших насильственные
преступления. Между тем хро­мосомные аномалии настолько редки в популяции и
стабиль­ны по времени и месту, что никак не коррелируют с времен­ной и
региональной распространенностью преступности, в том числе и насильственной. В
частности, при обследовании учеными разных стран 15,5 тысяч преступников на
предмет хромосомно-криминогенной детерминации, хромосомные отклонения
обнаружили лишь у 0,35%. Аналогичные данные получены
российскими судебными психиатрами. Надо также отметить, что большинство
авторов, поддерживающих хромо­сомные объяснения преступности, игнорировали
необходи­мость исследовать контрольную группу из числа лиц с гене­тическими
отклонениями, но не совершавших преступлений.