Таким разночтением можно было бы

секретариат констатировал
существование в мире главным об­разом таких форм терроризма, которые
проистекают от нище­ты, безысходности, бед и отчаяния, побуждающих некоторых
людей жертвовать человеческими жизнями, включая свои соб­ственные, в стремлении
добиться перемен для притесняемых групп населения, а иногда и целых народов.

Как видно, основной
трудностью при выработке более или менее однозначного толкования терроризма
было прямое или косвенное признание справедливости борьбы народов за свое
освобождение (независимость, суверенитет) при наличии противоречивых
международно-правовых принципов (право наций на самоопределение, с одной
стороны, и нерушимость существующих границ - с другой). Не способствовало
выработ­ке единого понимания и использование разными странами двойных
стандартов при оценке действий тех или иных на­циональных, религиозных,
политических и социальных групп населения. При этом
руководство отдельных стран в угоду сво­им политическим или экономическим
притязаниям при оцен­ке действий террористических организаций, использующих
крайнее насилие для достижения политических, сепаратист­ских,
националистических и религиозных целей, в одной стра­не признает их борьбой за
свободу, а в другой - терроризмом.

На наш взгляд, эти
различия в оценках, двойные стан­дарты в той или иной мере сохраняются и до
настоящего вре­мени, хотя холодной войны давно уже нет. Одним из послед­них
примеров международного двуличия может служить оценка насильственно-террористической
практики сербов и косовских албанцев в бывшей Югославии. Аналогичные под­ходы
применялись и применяются к другим странам. Таким разночтением можно было бы
пренебречь, если бы оно не бы­ло особо криминогенным и террогенным.