Нацисты, пришедшие к власти в

Принципиально иначе складывается антимонопольное законода­тельство в интеграционном
объединении стран Западной Европы (в Ев­ропейском экономическом
сообществе (ЕЭС), позднее — Евросоюзе).

Предшествующий европейский опыт оказался крайне неудачен. В
начале XX века в Австро-Венгрии разрабатывался закон о запрете ан­тиконкурентных
(картельных) соглашений, но он так и не был принят из-за распада империи.
Первый европейский антимонопольный закон, запрещающий картельные соглашения,
приняли в межвоенной Герма­нии в 1923 году как ответ на неконтролируемую
государством инфля­цию, которую в основном генерировал неуклонный рост цен в
частном секторе. Однако он не смог повлиять на реальные экономические про­цессы
в стране. До принятия этого закона германская промышленность была крайне
картелизирована: в 1905 году в Германии насчитывалось 385 картелей, которые
объединяли 12 000 компаний, а в 1923-м — уже 1500 картелей. Соглашения о
разделе рынка или/и установлении еди­ной цены были законным и распространенным
видом соглашений на многих важнейших рынках. Именно картели устраняли там
реальную конкуренцию. Закон не запрещал антиконкурентные соглашения как таковые,
он лишь требовал обязательной их регистрации в уполно­моченном ведомстве, для
того чтобы предотвратить злоупотребления участников картеля своей рыночной
властью. Практика регистрации соглашений сопровождалась дальнейшим ростом их
числа и даже вве­дением обязательного участия в картеле для компаний,
действующих на «нестабильных» рынках. Нацисты, пришедшие к власти в 1933 году,
не отменили закон, но фактически санкционировали полную карте­лизацию
германской промышленности. Таким образом, предвоенный опыт единственной
европейской страны, у которой было собственное антикартельное законодательство,
скорее компрометировал последнее, нежели доказывал его общественную полезность href="#_ftn37" name="_ftnref37" title="">[37].