В то время как английские

Благодаря этому массовое производство громадных
количеств одно­родных товаров получило в России самую благоприятную почву; и
если мы кроме того заметим, что в борьбе крупного производства с мелким наш
кустарь и мелкий производитель не имели и не имеют за собой ни той куль­туры,
ни того прошлого, которые они имеют на Западе, то станет ясным, почему так
концентрирована наша крупная промышленность.

Концентрация эта выступает особенно ярко в
отдельных примерах: так, например, около 60% всего фарфорового производства
сосредоточе­но в руках одной фирмы Кузнецовых, изо всех 170—180русских нефтяных
предприятий восемнадцать добывают три четверти всей добываемой в России нефти,
90% всего русского производства рельсов приходится на семь заводов и т.д.

Когда целые отрасли промышленности сосредоточены
в столь крупных и немногих руках, то конкуренция между отдельными предприятиями
не может долго продолжаться, ибо вытеснить с рынка миллионное предпри­ятие
очень трудно и подчас равносильно разорению большинства конкури­рующих
предприятий; поэтому крупные фабрики и заводы предпочитают взаимные соглашения
взаимному поеданию.

Другим условием, вызвавшим к жизни наши
синдикаты, является кон­центрация спроса. И надо сказать, что в этом отношении
русская инду­стрия находится в более благоприятных условиях для развития
синдикат- ского движения, чем западноевропейская и американская.

В то время как английские
фабрики работают для всего земного шара и вынуждены приспособляться к самым
разнообразным вкусам и потребно­стям своих разноязычных и разноцветных
покупателей, русская промыш­ленность имеет перед собой не только однородный
сравнительно состав потребителей, но в значительной степени работает только на
одного по­купателя — казну.