Читая показания многих свидетелей, я

-   Приговор оставить
в силе.

Услышать от тех самых судей, которых в тот
первый день процесса ввели под конвоем в зал.

Как защищать в таком деле? Где найти
позицию, ко­торая могла бы помочь моему подзащитному в деле, где всё и все
против него? Всё - это он сам, его соб­ственные показания. Все - это остальные
подсудимые, большинство из которых не признавали себя винов­ными и видели в нем
предателя. Все - это так назы­ваемые взяткодатели, те, кто давали через
посредни­ков деньги и узнали теперь, что отмена благоприятного в отношении их
близких приговора была результатом его протестов. Все - это многочисленные
родственни­ки подсудимых, ожидающих целыми днями в коридо­рах суда; это
адвокаты, защищающие тех, кто не при­знавал себя виновными и показания против
которых дает Асс.

Как защищать человека, когда сама не
можешь най­ти ему оправдание?

Я жалела его, видя, как он изменился,
какой жал­кий и растерянный сидит он, отгороженный барьером от всего мира. Я
могла произнести вполне искреннюю речь, взывая к милосердию суда. Но было
необходимо найти такую линию, которая дала бы мне самой воз­можность понять,
как это могло с ним случиться. Поче­му именно он, о котором адвокаты с
уважением гово­рили - «сенатор», стал взяточником.

Я понимала, что причиной была не крайняя
нужда, не материальные лишения. У Асса никогда не было детей, и вся его семья -
это он сам и его жена, ко­торая работала и неплохо зарабатывала. У них была
очень приличная квартира. Им было на что жить и где жить. Читая показания
многих свидетелей, я убежда­лась, что мои представления о его образе жизни и
при­вычках были правильными - он не участвовал в пьян­ках и оргиях, подобно
другим прокурорам и судьям, не имел любовниц, не играл на бегах.