Это был единственный случай, когда

В данном случае, как считали мои друзья, такое де­монстративное
наблюдение было и своего рода преду­преждением, напоминанием, что они меня не
забыли. Если это действительно было предупреждением, то и в этот раз я им
пренебрегла. Я поступила так не пото­му, что была легкомысленна или смелее
других. Про­сто это был стиль жизни нашей семьи. Давно принятое решение
поступать так, как сами считаем нужным.

Мы открыто встречались с теми корреспондентами
американских и французских газет и журналов, кото­рые нам были симпатичны, и
смогли убедиться, что не только русские, как это многие считают, способны на
верность в дружбе. Мы старались помочь нашим но­вым друзьям преодолеть барьер
изолированности, ко­торым все они окружены в Советском Союзе. Показать им то
хорошее, что есть в Москве и чем по праву может гордиться страна с давними
культурными традициями. Мы догадывались, что наши встречи фиксировались,
снимались фотоаппаратами. Позже узнали, что их сни­мали даже на кинопленку.

Нам, конечно, было понятно, почему КГБ наблюда­ет
за нами. Но зачем было нужно в холодную погоду держать в засаде на улице
напротив нашего дома спе­циальных людей с киноаппаратурой, чтобы заснять на
пленку, как мы с мужем выходим из дома вместе с аме­риканским корреспондентом и
садимся в его машину, чтобы ехать к нему в гости? Это был единственный случай,
когда мы днем поехали в гости к этим людям, поэтому помню его очень хорошо.

Накануне по телефону он и его жена пригласили
нас, чтобы показать новорожденного сына. Именно для этого и просили приехать не
вечером, как всегда, а в дневное время. Мы с радостью согласились. Я ку­пила
какой-то сувенир, чтобы поздравить нашу прия­тельницу. А ее муж - американский
корреспондент - заехал за нами в назначенное время. Так с большим
пакетом-подарком в руках у меня, мужа и нашего друга и засняли на кинопленку.