Это было днями полного отрыва

Это было днями полного отрыва от обычной
москов­ской жизни - ни газет, ни радио. Только прекрасный зимний лес, долгие
лыжные прогулки, долгие вечерние разговоры за обедом, переходящим в ужин. В тот
день наши друзья привезли с собой транзисторный прием­ник. Мы сидели все вместе
за круглым столом в нашей маленькой столовой и слушали «Голос Америки». Про­биваясь
сквозь какой-то треск и музыку, прозвучал го­лос диктора: «Самолет, на борту
которого находится Владимир Буковский, прибыл в...»

И дальше сплошной треск разрядов. Уже
потом, пе­ребивая друг друга, повторяя каждое услышанное сло­во, поняли, что
этот давно ожидаемый обмен состоял­ся, что Владимир свободен.

Впервые за многие годы Буковский был
исключен из традиционного тоста московских интеллигентов - то­ста номер два,
тоста за тех, кто «там». Впервые пили за него в этот вечер все тосты - за его
свободу, за его будущее, за то, чтобы слава не испортила его.

-   Вот и еще один
человек уехал. Еще одного больше никогда не увидим, - сказала я.

Зима, проливной дождь. Я, мой муж и еще
трое на­ших спутников, каким-то чудом втиснутые в маленький автомобиль, едем по
уже темной дороге.

Человек, сидящий со мной рядом, обращается
ко мне: - Дина Исааковна, это невероятно, что мы вме­сте едем в этой машине,
безо всякого дела, просто в гости. Ведь обычно я встречался с вами в Лефортов­ской
тюрьме.

Время действия - декабрь 1977 года.

Место действия - дорога из Лондона в
Брайтон.

Действующие лица - я и Владимир Буковский.

name=bookmark39>Глава третья. Уголовное дело № 41074/56-68С «О
нарушении общественного порядка и клевете на советский государственный и
общественный строй»