Этот приговор, вынесенный именем Российской

Этот приговор, вынесенный именем
Российской Фе­дерации, был продиктован суду высокими партийными инстанциями и,
вплоть до меры наказания каждому из подсудимых, согласован с КГБ. Но подписала
этот при­говор, понимая всю его правовую несостоятельность, судья Шаповалова.

И если признать, что существует личная
ответствен­ность человека, что конформизм в условиях государ­ственного
подавления личности не является достаточ­ным оправданием, - то ответственность
за этот непра­восудный приговор, за годы лишения свободы, на ко­торые был
обречен Владимир Буковский, несет имен­но она.

И опять свидание в Лефортовской тюрьме,
обсужде­ние вопросов, которые неизбежно возникают после су­да в преддверии
кассации.

В Верховном суде Республики я выступала
уже одна (мои коллеги были довольны приговором и не обжало­вали его).

В моих объяснениях были высказаны те же
мысли, что и в защитительной речи, только манера их изложе­ния была иная, менее
эмоциональная, почти как голая архитектурная конструкция. Помню, как закончила
эти объяснения:

-     Считаю,
что Буковский осужден неправильно - он не совершил уголовного преступления, не
нарушал советского закона. Ваше определение должно разре­шить не только его
судьбу. Оно явится и ответом на во­прос - существует ли в Советском Союзе та
свобода демонстраций, которая декларирована нашей консти­туцией.

Никто из состава этого «высокого» суда не
сделал мне замечание, прокурор не воспользовался правом реплики. Но ответ на
поставленный мною вопрос был дан отрицательный - приговор Московского
городского суда был оставлен в силе.

С того времени и до моего отъезда из
Советского Со­юза мы с Владимиром виделись только однажды. Это было после его
возвращения из лагеря и незадолго до нового ареста и нового суда.