Глава пятая. Продолжение

Глава
пятая. Продолжение

Все то, о чем я собираюсь рассказать
сейчас, от­носится к событиям, наступившим уже после судебно­го процесса над
Гинзбургом и Галансковым. Я назва­ла главу «Продолжение», так как события эти
явились последствием того процесса. Но эта глава является и продолжением многих
мыслей, уже высказанных в этой книге, продолжением рассказа о человеке, сумев­шем
преодолеть страх, и о людях, которые срослись с этим чувством навсегда. Эта
глава может быть в зна­чительной степени названа продолжением главы «По­чему я
решила стать адвокатом», потому что рассказ в ней пойдет о событиях,
происходивших внутри Мо­сковской коллегии адвокатов.

Эта глава - рассказ о том, как и за что
был исключен из коллегии адвокатов Борис Золотухин.

Итак, 12 января 1968 года Московский
городской суд вынес приговор, по которому все обвиняемые были признаны
виновными. Трое из нас, адвокатов, участво­вавших в процессе, должны были подать
кассацион­ные жалобы. Золотухин - потому, что просил об оправ­дании Гинзбурга;
Ария и я - потому, что просили перек­валифицировать действия наших подзащитных
со ста­тьи 70 Уголовного кодекса (антисоветская пропаганда) на статью 190-1
(клевета на советский государствен­ный и общественный строй).

Для Семена Арии это был просто спор о
чистоте ква­лификации, ничего не меняющий в наказании Лашко- вой, - она через
четыре дня после вынесения пригово­ра уже вышла на свободу.

Для Бориса и для меня кассационная
инстанция - это новая битва за наших подзащитных. За свободу для Гинзбурга, за
сокращение срока наказания для Га­ланскова.

Мы оба были подавлены суровостью и
несправед­ливостью приговора. Часто и подолгу говорили об этом деле. Но я не
помню, чтобы хоть раз в эти первые дни и даже недели после окончания суда
кто-нибудь из нас высказывал опасения или предположения, что дело может иметь
неприятные последствия для адво­катов, хотя некоторые основания для этого были.