И, наконец, последние слова приговора.

И, наконец, последние слова приговора.

Торжественные слова.

-    На
основании изложенного и руководствуясь ста­тьями 303, 310, 316, 317, 319
Уголовно-процессуаль­ного кодекса РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам
Верховного суда РСФСР приговорила: Бурова Олега и Кабанова Александра по суду
считать оправ­данными.

Меру пресечения, избранную Бурову и Кабанову, от­менить
и из-под стражи освободить немедленно в за­ле судебного заседания.

Команда начальнику конвоя:

-   Освободить
оправданных.

И открывается дверь деревянного барьера, который
три года отгораживал Алика (Олега) и Сашу (Алексан­дра) от жизни.

А мы с Левой здесь же, на глазах у всех, что-то
кричащих, плачущих и смеющихся, целуемся. И я чув­ствую слезы у него на лице и
говорю:

-   Лева, это
неприлично - ты плачешь.

-   А ты знаешь, как
ты слушала приговор? Хочешь, я тебе покажу? - Он быстро произносит: Предъявлен­ное
Бурову и Кабанову обвинение находит недоказан­ным. - И вдруг всплескивает
руками и хватается за го­лову: Думаешь, это прилично адвокату хвататься за го­лову
во время чтения приговора?

И мы опять смеемся, и нас целуют уже родители, и
Леночка, и Саша, и Алик.

Милый Саша, может, он был и не лучше многих дру­гих
мальчиков его возраста. Но для меня он стал люби­мым. Как, наверное, становятся
любимыми выхожен­ные и вынянченные твоим уходом безнадежные боль­ные. Даже
покидая свою страну и беря с собой са­мые любимые книги и самые любимые
фотографии, я взяла с собой фотографию Саши. Фотографию, ко­торую он мне
прислал много лет спустя. Там он взро­слый, в военной форме и со значком
отличника бо- евой подготовки, которым
награждают старательных солдат, с трогательной и смешной надписью: «Дорогая
Дина Исааковна! Желаю вам большого счастья в лич­ной жизни, труде и учебе. Ваш
Саша».