И у всех спрашивали время.

А дальше каждый день допросы всех тех, кто
видел детей 17 июня 1965 года на волейбольной площадке; девочек, которые играли
в волейбол и с которыми по­том гуляли. И у всех спрашивали время.

В котором часу начали играть? До которого
часа играли? Сколько минут шли до дома? Через сколько времени пришли Алик и
Саша?

Для допросов вызывают уже в Москву - 17
сентября Алик и Саша переведены в тюрьму для несовершен­нолетних.

Нина и Надя Акатовы, Ира Клепикова, Лена
Каба­нова (сестра Саши) - у следователя почти ежедневно. Как и в первые дни
после гибели Марины, они утвер­ждают, что от момента их ухода с волейбольной
пло­щадки до прихода мальчиков в сад Акатовых прошло не более 15-17 минут.

Но Юсов убеждает их, что они ошиблись, что
этого не могло быть. Ведь за 15-17 минут такое преступле­ние совершить
невозможно, а мальчики сами призна­лись, что все это было.

-       
Вы и им не поможете, и себе жизнь портите. Ведь вас могут
привлечь за ложные показания, - убеждал Юсов.

(По советскому закону ответственность за
дачу лож­ных показаний несут только по достижении 16 лет. Ко времени допросов
только Лене Кабановой было 16, остальным девочкам уголовная ответственность не
угрожала.)

Девочки упорствуют. И тогда всем им дают
очные ставки с Сашей. И Саша при них спокойно и бесстраст­но рассказывает, как
и что он и Алик делали с Мариной и как убили ее. При них говорит, что
отсутствовали они с Аликом 35 минут. И тут же на вопрос следователя:

-   Подтверждаете ли
вы показания обвиняемого?

Нина, Надя и Ира ответили:

-   Да, подтверждаем.

И только Лена, сестра Саши, ответила на
этот во­прос:

-   Нет.