Именно поэтому оно особенно опасное.

Так разрешился наш спор, который начался
еще в то время, когда мы изучали дело перед окончанием след­ствия.

1 сентября 1967
года судебное заседание открылось речью прокурора Миронова.

У меня нет возможности цитировать ее по
протоко­лу судебного заседания - прения сторон в нем не фик­сируются. Но
сохранились моя запись и запись, сде­ланная Павлом Литвиновым. Это позволяет
мне пока­зать, как обосновало государственное обвинение свою просьбу об
осуждении Буковского к трем годам лише­ния свободы.

Итак, речь прокурора Миронова:

Анализ материалов дела
дает мне основания    утверждать, что подсудимые

совершили   преступление,
представляющее

большую
опасность для нашего государства. Преступление, которое они совершили, очень
редкое в нашей стране. Именно поэтому оно особенно опасное.

Буковский и Хаустов,
узнав об аресте своих товарищей, организовали демонстрацию протеста

против
этого ареста и против этих законов. Они выражали свое несогласие в обход
существующих правил, и в этом я вижу нарушение общественного порядка.

Их лозунги требовали свободу арестованным и
пересмотра советских законов. Я считаю, что квалифицирующий признак «грубого»
нарушения порядка заключается в дерзости этих лозунгов. Подсудимые позволили
себе выступить против наших законов, против органов государственной
безопасности. Их действия были направлены на подрыв авторитета наших законов,
на подрыв авторитета КГБ.

В
этом большая общественная и политическая опасность действий подсудимых. Все
трое являются активными участниками преступления, и я прошу советский суд всех
их признать виновными.

Слово для произнесения речи в защиту
Вадима Де­лонэ было предоставлено адвокату Меламеду.