Когда же начнется этот неожиданный

Миронов не останавливал этих шумящих до бесчин­ства
людей. Наоборот, видно было, что такая реакция зала, этой приглашенной публики
ему явно по душе. Сам он не смеялся над каждым, кто свидетельство­вал в пользу
подсудимых. Он использовал свою власть председательствующего, чтобы издеваться
над ними.

По закону допрошенные свидетели остаются в за­ле
и не могут удаляться до окончания судебного след­ствия. Однако Миронов никому
из знакомых подсуди­мых этого не разрешал. Короткая фраза:

-    Свидетель,
вы свободны.

И судебный распорядитель, специально прикоман­дированный
КГБ для наблюдения за порядком в нашем процессе, уже предусмотрительно
открывает дверь в коридор, чтобы свидетель не мог задержаться в зале ни одной
лишней минуты.

Закончился допрос свидетеля Виноградова. И уже
звучит знакомое:

-    Свидетель,
вы свободны.

Но Виноградов просит разрешения остаться в зале.

-    Вы
должны мне это разрешить. Я обязан по закону, по статье 283 оставаться здесь!

-    Вот
по этой самой 283-й статье немедленно оставьте зал. Товарищ комендант,
проводите свидете­ля.

Это реплика Миронова, которая особенно нравится
сидящей в зале партийной элите.

Допрос свидетеля - это очень трудная часть работы
адвоката. Нужно слушать, нужно успеть записать, нуж­но быстро уловить
настроение свидетеля, чтобы по­нять, о чем полезно его спросить. А в этот день
еще неотвязная мысль: «Кто такой Брокс-Соколов? Когда же начнется этот
неожиданный допрос?»

И опять свидетели один за другим сменяют друг дру­га,
так что нет времени даже на то, чтобы почувство­вать, насколько устала за эти
10 часов почти непре­рывной работы.