Лучше уж так, без сигарет.

-   Ну вот, значит.
Мы договорились так сказать дев­чонкам, если спросят, почему задержались, а
потом - раз им так сказали, то и следователям это же говорили.

-   А почему вы не
хотели сказать девочкам, что были за санаторским домом?

И опять после паузы, после «значит, так»:

-   Мы пошли за
санаторский дом, за сарай и там ку­рили. Я не хотел, чтобы об этом узнали
девчонки, и Ле­на там тоже была. Она бы маме нажаловалась.

-   Дома не знали,
что ты куришь?

-   А я и не курил
тогда, только попробовал. Это я те­перь курю, но мало. Мама ведь не знает, не
переда­ет мне сигарет. Вы тоже маме не говорите, она очень расстроится. Лучше
уж так, без сигарет. Да и товарищи меня угощают, мне хватает.

Мы заканчиваем наше свидание. Наверное,
Саша ждет, что я ему скажу, что поверила, что теперь вижу, что он ни в чем не
виноват. Но вместо этого я говорю ему:

-   Ты уже около
шести месяцев под стражей. Я пони­маю, что это такое, как это трудно. Я буду
помогать те­бе. Я знаю, что за это время тебе давали много сове­тов. Кто-то
советовал тебе говорить неправду. Не бу­дем сегодня говорить - кто. Наверное,
тебе говорили и о том, что если раскаешься - тебе дадут меньше. Не думай сейчас
об этом. Я уверена, что ты можешь за­щищаться только правдой. Не только потому,
что счи­таю, что всегда нужно говорить правду. В суде тебе бу­дут задавать
очень много вопросов судья и прокурор, и общественный обвинитель, и мать
Марины, и мы - адвокаты. Заранее предусмотреть все эти вопросы не­возможно.
Тебя будут ловить на каждом мелком про­тиворечии, тебе будут обещать
снисхождение, если ты признаешься, и угрожать суровым приговором, если ты не
будешь признавать себя виновным. Обдумай все это. Пойми и другое. Есть люди,
которые умеют хоро­шо лгать. Они хорошо ориентируются, быстро понима­ют, как
выгоднее ответить на вопрос. Я тебя слушала очень внимательно и вижу, что ты с
этим просто не справишься. Тебя запутают и собьют очень быстро.