Меня научили этому в Советском

Мой муж, доцент Высшей дипломатической
школы и Института международных отношений, без всяких объяснений был уволен с
работы и вплоть до лета 1953 года оставался полностью безработным, несмо­тря на
то что готов был пойти на любую, самую скром­ную работу. Моя сестра - старший
научный сотрудник Института государства и права Академии наук - тоже оказалась
безработной. Все ее попытки устроиться на юридическую работу в любой точке
страны неизмен­но оканчивались неудачей. Ни ее ученая степень, ни печатные
труды, ни репутация талантливого ученого не помогли ей. Почти семь лет она и ее
несовершен­нолетняя дочь жили только благодаря помощи родите­лей. Да еще
некоторые друзья поручали ей работу, ко­торую затем публиковали под своими
именами, отда­вая ей гонорар.

Но, когда я вспоминаю эти годы, как самые
тяжелые в моей жизни, я думаю не о материальных лишениях. Я продолжала
работать, и моего заработка хватало на очень скромное существование. Эти годы
вспоминают­ся мне как годы отвратительной лжи, лишенной даже лицемерной попытки
выглядеть правдоподобно. Аре­сты, которые тогда, как в 30-е годы, были
массовыми, поражали полной абсурдностью обвинений. Один наш знакомый был
арестован и осужден на многие годы за­ключения в лагерях по обвинению в
преклонении пе­ред буржуазным западным искусством - он в какой-то компании с
восхищением отозвался о фильмах Чапли­на. Травля евреев с каждым днем принимала
все бо­лее откровенный и разнузданный характер.

Я - еврейка.

Меня научили этому в Советском Союзе в
годы кам­пании, целью которой было раздуть в стране антисе­митизм и направить
народный гнев против евреев. Уе­хав из Советского Союза, я вновь не знаю - кто
я?