Начинаем с девятого тома, с

Уже не только защита Юсова, - им бы
пожертвовали легко, - но и защита чести мундира всей прокуратуры области
определяла их настойчивость - добиться осу­ждения мальчиков и этим самым
списать допущенные нарушения закона.

Наступил 1969 год.

В середине марта следователь Горбачев
вызвал мальчиков, Юдовича и меня, чтобы объявить, что рас­следование по делу
закончено. Нам предоставлена возможность вновь знакомиться с делом... после
чего оно будет направлено в суд. Сейчас это уже 10 толстых томов от 300 до 500
страниц в каждом.

Начинаем с девятого тома, с документов,
идущих по­сле определения Верховного суда.

И сразу неожиданность.

В то время как мы посылали жалобы с
просьбой освободить Алика и Сашу, в то время, когда мы тщетно ждали ответов на
эти жалобы, дело вновь рассматри­валось в Верховном суде РСФСР. В его
Президиуме, с участием самого Льва Смирнова - в то время предсе­дателя
Верховного суда РСФСР, а ныне председателя Верховного суда Союза ССР. Только
теперь - в марте 1969 года - нам, защитникам, делается известным, что еще в
июне 1968 года заместитель прокурора РСФСР принес протест на определение
Верховного суда. Про­сил отменить его и оставить в силе приговор Москов­ского
городского суда.

По закону адвокатов не извещают о дне
слушания протеста. Но ведь нас не просто не известили, от нас скрыли сам факт,
что такой протест принесен.

К счастью, в этом нашем случае Президиум
Верхов­ного суда РСФСР протест прокурора отклонил. Более того, в постановлении,
которое он вынес, еще более резко отмечались нарушения закона и низкое качество
расследования. А если бы было принято другое, проти­воположное решение? Разве
не чудовищна сама воз­можность полного лишения права на защиту в такой высокой
судебной инстанции?