Никто из нас ни на

-   Диночка (это уже
говорит Лариса), но ведь всем понятно, что это неправда. Никто из нас ни на
секунду не поднимался. Мы так решили заранее - сидеть на тротуаре и не
поддаваться ни на какую провокацию. Ведь даже когда били, ни один из нас не
крикнул, не оттолкнул от себя.

И Павлу, и Ларисе я верю безоговорочно. Верю по­тому,
что это говорят именно они. Но, помимо этого, еще когда читала дело,
профессиональная привычка удержала в памяти такие детали, которые позволяли
сначала сомневаться, а потом уже в суде безо всякого сомнения сказать:

-   Вся эта группа
свидетелей дает ложные показания по целому ряду самых существенных для
обвинения деталей. Рапорт инспектора ОРУДа - фальсификация.

Что породило у меня сомнения в правдивости этих
свидетелей?

Прежде всего, конечно, то, что их рассказ (о том,
как происходила демонстрация и как задерживали демон­странтов) опровергался
показаниями обвиняемых, ко­торым, повторяю, я верила, и всех остальных очевид­цев
демонстрации, в числе которых были люди совер­шенно незаинтересованные, в чьей
объективности со­мневаться было нельзя.

Теоретически свидетели обвинения - Веселов, Бо­гатырев
и другие - также посторонние, значит, тоже не­заинтересованные и объективные,
как Ястребова и Ле­ман.

И
вновь перелистываю страницы дела, чтобы про­верить себя. И вписываю в свое
досье против каждого из свидетелей:

Свидетель Веселов -
сотрудник воинской части 1164.

Свидетель Богатырев -
сотрудник воинской части 1164.

Свидетель Иванов -
сотрудник воинской части 1164.

Свидетель Васильев - сотрудник воинской части
1164.

Как случилось, что все они оказались в один и тот
же день и час в одном и том же месте?