Никто из них не сказал

Его речь, как мы и договорились, была
посвящена характеристике Вадима, условиям его воспитания, мо­тивам, которыми он
руководствовался, приняв участие в демонстрации.

Сказал Меламед и о том, что Делонэ не
нарушил об­щественный порядок и потому по статье 190-3 Уголов­ного кодекса он
должен быть оправдан.

И все же я считаю, что он, а вслед за ним
и адвокат

Альский
нарушили нашу договоренность. Разрушили то единство в позиции, достигнуть
которого нам стоило большого труда.

Как и почему родилась юридически порочная
фор­мула «не преступное, но противоправное деяние», ко­торую Меламед настойчиво
проводил через всю защи­тительную речь с самых первых ее слов?

Как может юрист признавать общественно
опасным осуществление гражданином предоставленного ему конституционного права?

И как адвокат мог говорить о
«противоправности» демонстрации, если нет ни одного закона, ни одной нормы не
только уголовного, но и административного права, которая была бы нарушена?

Ни на один из этих вопросов речь Меламеда
ответа не давала.

Адвокат Альский не говорил ни об
общественной опасности, ни о противоправности. Он просто заявил, что разделяет
правовую позицию, которая только что была доложена суду.

Никто из них не сказал о том, что мне от
имени всей защиты поручено дать правовой анализ предъявлен­ного подсудимым
обвинения.

Я думаю, они не захотели разделить и
поддержать мою позицию не только потому, что опасались непри­ятностей. Меламед
и Альский не могли принять мою позицию и внутренне. Существует некая
психологиче­ская преграда, которая часто мешает людям прини­мать непривычное
или непонятное.