Но это было в 1967

Первым и, насколько я знаю, единственным
ис­ключением было назначение бывшего председателя президиума Московской
коллегии адвокатов Василия Александровича Самсонова членом Верховного суда
РСФСР. Но это было в 1967 году, через 27 лет после мо­его поступления в
адвокатуру и, следовательно, через 27 лет после того времени, о котором я
сейчас расска­зываю. А в те годы профессия адвоката давала лишь определенное
удовлетворение для тех, кто любил эту работу, и определенное материальное
благополучие, но очень далекое от того материального уровня, кото­рое
связывается с представлением о заработках адво­катов на Западе.

Заработки адвоката складываются из тех
гонораров, которые клиенты вносят в кассу юридической консуль­тации, строго в
соответствии с существующей таксой на разные виды юридической помощи. Каждый
такой гонорар зачисляется на счет адвоката, который ведет это конкретное дело,
и в конце месяца выплачивается ему, за вычетом всех тех налогов, которые
взимаются со всех граждан Советского Союза, и дополнительных сумм, удерживаемых
на содержание обслуживающего штата коллегии и на аренду помещений для юридиче­ских
консультаций и президиума. В общей сложности эти отчисления в разное время
составляли от 20 до 30 процентов от заработка адвоката.

И все же даже при очень интенсивной работе
(на мой взгляд, неизбежно сказывающейся на ее качестве) официальный заработок
адвоката, который проводит мелкие дела продолжительностью от одного до трех
дней, не может обеспечить ему приличного уровня жизни. Как это ни
парадоксально, но в еще худшем по­ложении оказываются более квалифицированные
ад­вокаты, участвующие в длительных сложных делах, требующих серьезной
подготовки.