Но он и там продолжал

В кабинете меня принимали два заместителя пред­седателя.
Мне дали прочитать письмо, подписанное прокурором Москвы и датированное 17
июня. В пись­ме ставился вопрос о моем исключении из коллегии. В нем говорилось
и об обыске, и о том, что муж являет­ся автором антисоветской рукописи, и,
конечно, о том, что я встречалась с иностранными корреспондентами, которых в
советской прессе называли агентами ЦРУ.

-   Ты понимаешь, что
мы ничего не можем сделать? - спросили они меня.

Я действительно понимала это. Отстоять меня было
не в их силах.

А через несколько минут мы с мужем, который ожи­дал
меня на улице, уже шли по направлению к суду, где мне предстояло произнести
последнюю в своей жизни защитительную речь. Муж пытался успокоить меня, но это
было совсем не нужно. Я была поразительно спо­койна. Как будто не произошла эта
страшная для ме­ня катастрофа, как будто не наступил конец моей про­фессиональной
жизни.

Все то, что происходило потом, - и ультимативное
(под угрозой ареста мужа) требование уехать из Со­ветского Союза, и судорожные
сборы в течение 10 пре­доставленных нам дней, и то, как полковник КГБ сам
заказывал нам билеты на самолет в Вену и помогал в оформлении необходимых
документов, - все это уже за пределами этой книги.

37 лет в советском суде кончились. Кончились 20
июня 1977 года, в день, когда произнесла свою послед­нюю защитительную речь в
советском суде.

href="#_ftnref1" name="_ftn1" title="">Алена - жена Юрия Ольга Тимофеевна; Лена - его сестра.

name="_ftn2" title="">Маленькие
дети друзей Юрия.

href="#_ftnref3" name="_ftn3" title="">[3]

Сын
сестры Юрия Лены; родился уже после того, как Юрий был осужден, и назван в его
честь.

title="">[4] Бывший генерал Петр Григоренко - одна
из самых ярких фигур дис­сидентского движения. В 1961 году он - генерал,
начальник кафедры Во­енной академии имени Фрунзе, кавалер множества боевых
орденов, ста­рый и убежденный коммунист - выступил на партийной конференции с
критикой деятельности всесильного в ту пору Хрущева. Тогда Григоренко отделался
строгим выговором по партийной линии и переводом с боль­шим понижением по
службе на Дальний Восток. Но он и там продолжал публично критиковать политику
партии и правительства и в конце концов был изгнан из партии и из армии. А
позже последовали арест и заключе­ние в специальную психиатрическую больницу.
Уже в эмиграции он под­вергся в Соединенных Штатах обследованию двух известных
американ­ских психиатров и был признан абсолютно психически здоровым.

href="#_ftnref5" name="_ftn5" title="">[5]

Эта
книга - «СССР - страна коррупции» - была опубликована в 1982 году на Западе в
нескольких странах.

href="#_ftnref6" name="_ftn6" title="">Ташкентский процесс: Сборник документов. Амстердам, 1976.