Обвинение против нас считаю несостоятельным.

-   и те части
остальных двух томов, где содержатся оч­ные ставки. Обвиняемые же на
большинство вопросов следователей отвечать отказывались.

Перечитывая сейчас свои выписки из следственного
досье, отбирая те показания, которые интересно пред­ставить читателю, я вижу,
что все они значительно ме­нее эффектны, чем бьющие в глаза своей неприми­римостью
и политическим темпераментом показания Владимира Буковского. Это не потому, что
участники демонстрации на Красной площади - люди менее му­жественные, менее
убежденные. Просто они другие.

Сдержанный тон показаний более свойственен их
характеру, возрасту и той позиции поведения на след­ствии, которую каждый из
них избрал самостоятельно, но в которой все они оказались поразительно солидар­ны.

Если Владимир Буковский говорил следователю:
«Свои политические убеждения не скрываю и привык говорить о них открыто», то
все участники демонстра­ции на Красной площади вообще отказались беседо­вать со
следователями о своих взглядах и убеждениях, ограничив свои объяснения мотивами
демонстрации.

Пожалуй, единственным человеком, который по
складу своего характера мог нарушить этот общий тон сдержанности, был Владимир
Дремлюга. Но на след­ствии он давать показания отказался, сохранив для су­да
весь свой темперамент бойца.

Солидарность
и непреклонность в избранной линии поведения была первой особенностью, которую
я от­метила, читая показания обвиняемых.

Самые
подробные показания, которые Лариса Бого- раз дала на следствии, заняли
несколько строк:

25 августа пришла на Красную площадь. Подняла
транспарант с протестом против ввода войск в Чехословакию. На вопрос о том,
какой плакат держала я и какие именно плакаты держали мои товарищи, отвечать
отказываюсь. Мои действия не нарушили общественный порядок и движение
транспорта, не препятствовали воскресной прогулке граждан. Самовыражение
протеста не нарушает общественного порядка. Лозунги не содержат клеветнических
измышлений, а выражают критическую точку зрения по одному конкретному вопросу.
Обвинение против нас считаю несостоятельным. Отказываюсь принимать участие в
работе следствия и больше ни на какие вопросы отвечать не буду (том 3, лист
дела 182).