Потом передает ее молча одному

Вышел состав суда. Судебное заседание объявля­ется
открытым. Мы все садимся. Волошина продолжа­ет стоять.

-    Я
должна срочно предъявить суду очень важный документ и прошу приобщить его к
делу, - говорит она и передает суду какую- то маленькую бумажку зелено­ватого
цвета.

Кириллов читает. Потом передает ее молча одному
заседателю. Тот многозначительно кивает головой. По­том - второму. Та же
реакция. Теперь - очередь Косто- правкиной. Она берет ее в руки и, даже не
глядя на нее, произносит:

-   Прошу приобщить.

Что это может быть? Неужели камера предваритель­ного
заключения дала справку, что с мальчиками ни­кто больше не содержался? Тогда
это действительно удар. Это мгновенно проносится в голове, пока судья
произносит обычное:

-   Товарищи
адвокаты, ознакомьтесь с документом.

И вот эта бумага в наших руках. Справка:

На запрос прокуратуры Московской области
сообщаем, что согласно данных регистрации 24 февраля сего года были
предоставлены свидания Юдовичу с его подзащитным Буровым. Время прихода - 15
часов 35 минут, время ухода - 18 часов 20 минут; адвокату Каминской с ее
подзащитным Кабановым: время прихода - 15 часов 35 минут, время ухода - 18
часов 50 минут.

Основание - решение Московского областного суда.

Гербовая
печать Учреждения № 1.

Времени на раздумье у нас нет, да оно и не очень
нужно. Незаконность и необоснованность такого хода­тайства очевидна. И не
только потому, что, поехав со­вместно в тюрьму, мы не нарушили ни одного
закона, никакой инструкции, никакой этической нормы поведе­ния адвоката.
Главная необоснованность этого хода­тайства в том, что содержание справки
никакого отно­шения к делу мальчиков не имеет.