Разговаривал инспектор вежливо и доброжелательно.

-   Завтра первый
день учебы. Вот и пришел познако­миться с Сашей, старшеклассником.

Расспрашивал родителей о том, как Саша
учится, где делает уроки, помогает ли матери по хозяйству. Разговаривал
инспектор вежливо и доброжелательно. Пришедшего Сашу тоже расспрашивал про
учебу, о книгах, которые читает, просил показать уже пригото­вленные к
завтрашнему дню новые учебники и тетра­ди. Поблагодарил за приглашение к обеду,
но - неко­гда. Нужно обойти все дома, в которых живут старше­классники. Может,
Саша поможет ему - проводит до ближайшего дома, и тут же вернется, не опоздает
к обеду?..

Так они вышли: новый инспектор, Саша и
работник милиции.

Только через час Сашиной маме расскажут,
что Са­шу и Алика увезли на милицейской машине. А через 4 дня, после долгих
поисков и волнений - ведь куда и кто увез детей, никому не известно, - родители
наконец узнают, что один из них содержится в камере предва­рительного
заключения города Звенигорода, а другой - в камере предварительного заключения
поселка Голи- цыно и что задержаны они по постановлению старшего следователя
прокуратуры Московской области Юсова.

На следующий же день матери Бурова и
Кабанова поехали в Москву в прокуратуру.

В кабинете на втором этаже за столом сидел
чело­век с бледным вытянутым лицом, в больших очках, с плотно сжатым и длинным
ртом. Но он уже не улыбал­ся приветливо, не спрашивал о том, где и как мальчи­ки
готовят уроки. Он в своей подлинной и настоящей роли. Не инспектор Отдела
народного образования, а старший следователь Юсов.

Сухо, сдержанно отвечает он на вопросы
поражен­ных этой встречей родителей. Он уверен, что Алик и Саша убили Марину,
но обвинения им еще не предъ­являл. Иронически выслушивает заверения матерей,
что их дети ни в чем не повинны. Сколько таких завере­ний и по скольким делам
ему уже приходилось выслу­шивать! Все это привычно и скучно. Когда закончится
дело, еще неизвестно; когда можно пригласить адво­ката, тоже еще неизвестно. Он
обязательно предупре­дит об этом родителей. Дети без адвоката в советской
стране не останутся. Все будет по закону.