Разве это не демонстрация?

Перед судейским столом-молодая женщина. Чер­ные
волосы, черные глаза, одета тоже в черное - на плечи наброшен большой черный в
ярких красных ро­зах платок. Это Аида Топешкина - давняя знакомая Га­ланскова,
приятельница его жены.

И опять в зале смех. Как смешно им слышать, что
Галансков был беден - «гол как сокол». Смешно и то, что безотказно помогал
свидетельнице в трудные ми­нуты ее жизни; смешно, что он любит детей.

Это разные люди. За пять дней процесса я видела,
что появлялись новые лица, исчезали те, кого видела накануне. Но и эти новые
были такими же нагло-весе­лыми.

Как-то во время очередного перерыва мы, адвокаты,
стояли в холле около судебного зала. Огромное, почти во всю стену окно на
Каланчевскую улицу. Перед зда­нием суда толпа. Воротники пальто подняты,
женщины замотаны в теплые платки. Эти люди стоят уже много часов на лютом
морозе - около 30 градусов по Цель­сию.

Мы видим, как один постукивает ногой об ногу, дру­гой
хлопает себя руками, пытаясь хоть немного со­греться. Женщина натягивает на лоб
платок так, что он почти закрывает глаза. И в это время за нашей спиной голос:

-   Вот бы сейчас
сюда пулемет, и всех их прямой на­водкой.

И опять смех. Это та же публика из зала. Они не
только веселые. Они фашисты.

Я
часто вспоминаю эту сцену. Людей, которые сто­яли на морозе и не расходились.
Разве это не демон­страция? Пусть без лозунгов и плакатов, без оркестров и
флагов, но демонстрация подлинной солидарности.

Ах,
как узок круг этих революционеров.

То-то
так легко окружить их во дворе. —

писал в песне, посвященной этому процессу, один
из известных московских бардов.

Нам казалось тогда, что это - толпа; но, может
быть, их было не так уж много. Считаные люди, чьи имена и под письмами
протеста, и под обращениями к мировой общественности. Они приходят на эти
молчаливые де­монстрации от процесса к процессу до тех пор, пока их самих не
привозят в суд. Не в качестве зрителей, а уже как подсудимых. Сколько их уже
прошло этот путь от участия в демонстрации солидарности до скамьи под­судимых?..