С этого дня уже не

И опять кивок направо и налево и голос Кириллова:

-    Костоправкина,
суд вас предупреждает: в судеб­ном заседании вы должны вести себя прилично.
Това­рищ прокурор, суд делает вам замечание.

С этого дня уже не повторялись безобразные сцены
первых дней процесса.

Проходит несколько дней, и вот мы всем соста­вом
суда, вместе с подсудимыми, их родственника­ми и Костоправкиной переходим в
маленькую комнату с плотно зашторенными окнами. Нам предстоит слу­шать
магнитофонные записи и смотреть кинокадры. Там уже все оборудование.
Киноустановка, магнито­фон. На стене висит киноэкран.

Первые кадры. Как старое немое кино с убыстрен­ными
движениями. В большой группе людей с трудом узнаю Алика и чуть впереди него -
Юсова. Набегаю­щие друг на друга, сменяющиеся кадры как- то даже увеличивают
количество людей, количество стороже­вых немецких овчарок, которых ведут на
поводках кон­войные. Видны подбегающие человеческие фигуры, но все это
нечеткое, размытое.

Вот Юсов приостанавливается, и Алик тут же вслед
за ним. А может быть, мне только показалось, что Юсов первый, - это ведь доля
секунды. Алик протяги­вает руку и. Лента обрывается, только белый освещен­ный
экран и щелканье проекционного аппарата свиде­тельствуют о том, что это не
конец.

И опять вижу улицу и идущих людей - в середине
между собаками Саша. Идет опустив голову. Юсов ря­дом, положив ему руку на
плечо. Вот дошли до дома Богачевых, повернули налево и. Опять только треск и
освещенный экран.

Прокурор объясняет: это дефекты съемки. Снимал кинолюбитель.
Сейчас будут следующие кадры.

Толпа людей. Юсов и Саша рядом. Протянутая Са­шина
рука. Куда он показывает? Какой путь они про­шли от дома Богачевых? Досадно,
что именно эта спорная часть пути оказалась незафиксированной, ис­порченной.