Шло время... Новые дела, новые подзащитные. Но­вые поражения и победы. А значит, и новые разочаро­вания и радости.

Кто
же, пережив все это, может назвать работу адво­ката мучительной? Я уверена, что
это - самая счаст­ливая работа на свете.

name=bookmark27>Послесловие

Шло время... Новые дела,
новые подзащитные. Но­вые поражения и победы. А значит, и новые разочаро­вания
и радости.

Но «Дело мальчиков» я не забывала, как, уверена,
не забывали о нем и другие участники этого трудно­го судебного процесса. В двух
номерах «Литературной газеты» была напечатана огромная статья Ольги Чай­ковской.
Как и эта часть моих воспоминаний, статья на­зывалась «Признание».

Как-то раз, это было через два или три месяца
после вынесения приговора, я встретила в коридоре Верхов­ного суда Петухова. Мы
обрадовались друг другу, как радуются друг другу люди, совместно участвовавшие
в чем-то хорошем, имеющие общее воспоминание, ко­торое дорого обоим.

Петухов пригласил меня в свой кабинет, и мы
сидели и вспоминали, как все это происходило. Я рассказала, что мальчики
учатся, стараются наверстать упущенное и закончить десять классов школы.

А потом я спросила у Петухова:

-   Почему вы
отказали нам в таком важном ходатай­стве, как выезд на место в Измалково? Ведь
это было так важно для вас самому все увидеть.

-   Вы правы, это
действительно очень важно. - И тут Петухов улыбнулся. - Это так важно, что я
сразу, как только начал знакомиться с делом, понял это. И тут же поехал туда.
Один. Пока меня никто из свидетелей не знал. И все это видел. Совхозный сад, и
берег пру­да, и песчаную косу, уходящую далеко в воду, и поля­ну, спрятанную
сзади кустов, где нашли кофту Марины. Так что я имел основание отказать вам в
ходатайстве за нецелесообразностью.