Третий день процесса прения сторон

Первым из них является распространение в
уст­ной, письменной или иной форме клеветнических из­мышлений, порочащих
советский государственный и общественный строй. Такое обвинение в нашем деле
предъявлено не было.

Это была серьезная ошибка следствия,
просчет в конструкции обвинения. Просчет, который давал защи­те не только
возможность оспаривать обвинение по су­ществу, но и формальное право
утверждать, что проти­воправными были действия не участников мирной де­монстрации,
а тех, кто без законных к тому оснований эту демонстрацию разогнал.

Судебное следствие по делу о демонстрации
на площади Пушкина продолжалось два дня. Третий день процесса - прения сторон и
приговор.

Как и в любом уголовном деле, судебное
следствие началось с оглашения обвинительного заключения и последующих
обязательных вопросов, которые пред­седательствующий задает каждому из
подсудимых от­дельно.

-   Понятно ли вам
обвинение?

-   Признаете ли вы
себя виновным в предъявленном вам обвинении?

Вадим
Делонэ и Владимир Буковский ответили на эти вопросы точно так же, как отвечали
на них следо­вателю.

Вадим: Обвинение
понятно. Виновным себя признаю.

Владимир:
Обвинение непонятно. Виновным себя не признаю.

Неожиданным
был ответ Евгения Кушева. (Цитирую его по протоколу судебного заседания, лист
дела 353, оборот.)

Кушев: Обвинение мне
понятно. Все те события, в которых меня обвиняют, в обвинительном заключении
описаны правильно.

Но мне не
кажется, что я нарушил общественный порядок, возмутил покой граждан или помешал
нормальной работе транспорта.

С каким упреком и, мне кажется, с мольбой
смотрел в этот момент на Евгения адвокат Альский. Ведь ответ Кушева был
предвестником новой позиции. Кушев не говорил суду «Я не признаю себя
виновным», но он от­казывался сказать «Я виноват».