У прокурора тоже все ясно.

Первый раз это было связано с допросом
шести по­нятых.

Еще утром, до начала судебного заседания,
Пету­хов, встретив меня в коридоре, сказал:

-   У вас сегодня
тяжелый день. Ведь показания по­нятых прокуратура расценивает как очень важное
до­казательство.

Я ничего ему не ответила. Ведь мы с
Юдовичем твердо решили, что обнаруженная нами фальсифика­ция должна быть полной
неожиданностью для всех, в том числе и для суда.

И вот допрос понятого, который первый раз
выезжал с Аликом Буровым.

Очень кратко рассказывает, как следователь
Горба­чев предложил ему поехать вместе с ним в Измалково. Следователь просил
его показать место - яблоню, на которую Алик показывал 7 сентября 1966 года.

-   Я сразу ее узнал
и показал следователю. Мы за­мерили расстояние и записали в протокол.

У суда к свидетелю вопросов нет. У
прокурора - тоже все ясно.

-   Скажите,
свидетель, с кем вместе вы ехали в Из­малково? - Это я задаю вопрос.

-   Я ехал вместе со
следователем Горбачевым.

-   На чем вы туда
ехали?

-   Мы ехали на
автомашине.

-   Вы не припомните
марку автомашины и ее цвет?

-   Помню. Это был
голубой микроавтобус.

-   Кроме вас и
следователя, больше никого в этой машине не было?

-   Только мы и
шофер.

-   А на месте, в
Измалкове, когда вы показывали на яблоню и производили замеры, были еще
какие-либо люди?

-   Нет. Только я и
следователь.

-    Не
можете ли вы вспомнить число и время этого выезда?

-    Число
помню очень хорошо - это было 2 марта 1969 года. А время я сам сказал
следователю. Он его по показаниям моих часов и внес в протокол. Там оно
записано точно.