Увидел толпу у Лобного места.

человек ударил
сидящего в зеленой рубашке по зубам. В этот момент их стали сажать в машины.
Вдруг ко мне подбежали несколько человек и схватили меня за руки. Один сказал:
- Этот? - Другой ответил: - Нет. Но первый повторил: - Этот. - Они заломили мне
руки, дали по шее и затолкали в машину; так я оказался в пятидесятом отделении
милиции. Никого из задержанных я не знаю.

Прокуратура Москвы очень тщательно проверяла
обстоятельства, при которых свидетель Леман оказал­ся на Красной площади и был
задержан. Было бес­спорно установлено, что никого из демонстрантов он не знал,
очевидцем демонстрации оказался совер­шенно случайно и его задержание было
ошибкой.

И, наконец, показания свидетелей третьей группы -
свидетелей обвинения.

Из них я приведу только те, которые были наихуд­шими
для обвиняемых и на которых впоследствии ба­зировался обвинительный приговор.

Свидетель
Богатырев (том 1, лист дела 54, допрос 27 августа):

25 августа пришел на Красную площадь около 12
часов, чтобы погулять там. Увидел толпу у Лобного места. Там кто-то выкрикивал
«Свободу Дубчеку». Я побежал. Этих граждан уже сажали в машины. Картина была
омерзительная. Задержанные вырывались, оскорбляли граждан,

выкрикивали
лозунги - вели себя как отъявленные хулиганы. Одна из женщин обзывала
собравшихся сволочами, провокационно кричала, что ее избивают, хотя никто ее не
бил, визжала. Кто- то передал мне отобранные у них плакаты, я не читал их и передал
в милицию. В машине они продолжали кричать. В отделении милиции я сообщил свой
адрес и ушел.

Свидетель Веселов (том 1,
лист дела 90, допрос 28 августа):

25
августа пришел к 12 часам на Красную площадь для прогулки. Увидел большое
скопление народа, шум. Я подошел. У Лобного места стояла группа людей. Они
держали транспаранты, кричали. Я видел, как их сажали в машину. Женщина,
которая стояла у Лобного места, ударила меня ногой и кричала «Тираны»,
«Насильники».