В преддверии первого судебного процесса

Вот таким было это дело,
когда я сказала «согласна» и приняла на себя защиту Саши.

В
преддверии первого судебного процесса

До начала судебного процесса оставалось
немно­гим более двух недель, и я понимала, что все это время должно быть
целиком отдано изучению такого сложно­го дела.

Уже с утра я - в Московском областном
суде. Все складывается на редкость удачно. Я одна в пустом за­ле. У меня
большой стол, на нем два тома дела, листы бумаги, на которых делаю выписки.
Тихо. Никто не ме­шает сосредоточиться.

Открываю обвинительное заключение. 34
страни­цы густого, через один интервал машинописного тек­ста. Примерно половина
обвинительного заключения

-    длинные
цитаты из показаний Алика и Саши, когда они признавали себя виновными.

Еще по дороге, не доходя до колонки, Сашка
предложил мне изнасиловать Марину. Я сказал, что не буду. У колонки встретили
Марину и вместе пошли к мосту. Прошли двухэтажный санаторский дом и дом
Акатовых. Там никого не было. Так дошли до крайнего дома, где живет Богачева
тетя Надя. На углу забора стали приставать к Марине, крутить ей руки. Марина
сказала, что будет кричать. Я кепкой зажал ей рот, и мы потащили ее к яблоне в
совхозный сад. Сашка тащил ее за левую руку, а я левой рукой за правую.

В правой руке у
меня была кепка, и я этой кепкой зажимал ей рот» (показания Алика Бурова. Том
3, листы дела 84-88).

И дальше еще несколько страниц его
показаний с мельчайшими подробностями того, как повалили Ма­рину во втором ряду
яблонь, как Сашка держал ей но­ги, когда он - Алик - насиловал Марину, как
Сашка по­том душил ее и как они вместе несли ее труп к пруду.