Ведь адвокат, получивший микст, оказывается

Именно это и породило то явление, которое
прочно и почти всеохватывающе вошло в жизнь адвокатуры и которое на адвокатском
жаргоне называется «микст». «Микст» - это дополнительное, неофициальное воз­награждение,
которое платит клиент непосредственно адвокату. Но это не взятка. «Микст»
дается не за ре­зультат по делу, который от адвоката не зависит. Это гонорар за
работу. «Микст» составляет существенную часть заработка адвоката.

Я пишу об этом, хотя и понимаю, что мой
рассказ не украшает коллегию, а ее интересы и ее престиж мне очень дороги. Но,
рассказывая в книге и хорошее, и дурное о суде и прокуратуре, я не вправе
умолчать и об этом.

Уверена, что большинство адвокатов даже не
видит в получении дополнительного вознаграждения ниче­го безнравственного,
считая, что явно несправедливая система оплаты труда дает им право на этот
корректив. Конечно, каждый предпочел бы открытое и узаконен­ное свободное
соглашение с клиентом этому неофи­циальному, а потому и очень опасному методу
оплаты. Ведь адвокат, получивший «микст», оказывается в по­ложении унизительной
зависимости от своего клиента. Он знает, что, если клиент сообщит о том, что
платил деньги не только в консультацию, но и лично ему, - ис­ключение из
коллегии неизбежно.

Нелегальность этого вознаграждения и риск,
связан­ный с ним, привели к тому, что некоторые адвокаты стали назначать
непомерно высокие, явно не соответ­ствующие работе гонорары.

Размеры «микста» очень различны. Они
зависят от желания и возможностей клиента, от характера дела, но главным
образом, думаю, от характера самого ад­воката. Есть адвокаты, которые назначают
размер это­го дополнительного вознаграждения сами и только на этих условиях
соглашаются принять дело. Есть адво­каты, которые полагаются на «совесть»
клиента. Но за многие годы моей работы я знала лишь нескольких, кто не брал
«микст» вообще.